main contact

Жены и любовницы

«Эгоист generation», март 2009, рубрика «Другое я»

Когда у ее мужа появилась любовница, она собрала чемодан и уехала на дачу, легла на диван и вызвала скорую помощь. Скорая помощь состояла из пяти ее подруг, каждая из которых имела свой взгляд на проблему мужских измен. Она специально вызвала всех пятерых, потому что была не в состоянии решать, которая из них более права.

zheni1.jpg

Ей хотелось, чтобы они сами решили между собой этот вопрос, путем дискуссии, драки или жребия, и вынесли коллегиальное решение. Которое она воплотит в жизнь, не размышляя, потому что на размышления не было никаких сил. Ей хотелось то убить его каким-нибудь циничным и извращенным способом, то броситься к нему в ноги и умолять о снисхождении, а то вообще сделать вид, что измена это не предательство, а так… эротический прикол. Одним словом, мысли ей в голову приходили настолько разные, что буквально разрывали ее на части. Оставалось только выгнать их все до одной, запереть пустую голову на засов и сидеть в отупении до тех пор, пока победившую в коллегиальном совете мысль не запустят туда, как хищную рыбку запускают только в пустой аквариум.

Все пятеро приглашенных прибыли охотно и быстро, потому как были в этом смысле друг другу идейными врагами, а старая дружба этой вражде только способствовала. Каждая женщина к определенному возрасту имеет собственную концепцию личного счастья и готова отстаивать это перед подругами отчаянней, чем даже мужа. Часто муж — это всего лишь приложение к концепции, вещественное доказательство того, что женщина знает, как следует обращаться с мужчинами. Умение строить отношения большинство женщин считают своим главным достоинством, той самой женской мудростью, которая украшает женщину, когда ее перестает украшать молодость. Попробуйте сказать женщине после тридцати пяти, мол, наивная ты, и в мужиках ничего не понимаешь. Она разорвет вас сразу или спустя время, откровенно или исподтишка, но в любом случае воспримет ваши слова как наглый вызов. Особенно, если вы знакомы с ней давно. В этом случае ваше суждение о том, что она ничего не понимает — серьезный вердикт по поводу ее несчастной и неправильно прожитой жизни. А что может быть оскорбительнее такого вердикта?

Жены и любовницы

Первая подруга из пяти была замужем почти с детства и имела мужем такого ловеласа, что давно устала считать его любовниц. Сначала она страдала и ждала, что у него проснется совесть, потом страдала и ждала, что у него уснет либидо, а потом перестала страдать и стала идейной сторонницей мужской полигамии. Она говорила так: «Пусть они страдают, что он не разводится со мной и меняет их как перчатки. Я всегда номер один, а главное, он всегда виноват и всегда нежен со мной, в отличие от моногамных мужчин, которые требуют за свою верность от женщины столько любви и заботы, как будто озолотили ее этой верностью». Ее главной противницей была вторая подруга, сменившая четверых мужей в поиске идеала. Новый и недавний муж ее был почти идеален, не пил, был хорош собой, неплохо зарабатывал, а главное — не изменял. Первая подруга любила дразнить вторую намеками, что однажды он ей обязательно изменит, и ей придется либо потерять такого прекрасного мужа, либо принять его вместе с любовницей. «Ни за что! — кричала вторая подруга. — Никогда я не приму его назад из постели чужой девки!» И как правило, сейчас же начинала рыдать, представив, как она бросает такого красавца, собирает чемоданы и уезжает из их прекрасного загородного дома в свою однокомнатную хрущевку.

На столкновения первой и второй подруги мрачно смотрела третья, которая много лет любила женатого мужчину и встречалась с ним. Более всего на свете она мечтала оказаться на месте его жены, создать с ним ячейку и родить ему потомство, а не считать себя побочным продуктом эволюции. Роль побочного продукта опускала ее самооценку, тем более жена много лет в упор ее не замечала и ухитрялась удерживать мужа в браке. Когда третья подруга начинала требовать развода, возникал конфликт, и она сейчас же чувствовала, что нетребовательная жена на ее фоне выигрывает. Допустить же выигрыша соперницы она никак не могла.

Проведя в роли любовницы десять лет, она уже не могла выйти из этой игры, поскольку выход означал бы ее проигрыш, а статус кво намекал на равенство сил.

Четвертая подруга была сторонницей свободной любви и считала, что только так возможно сохранить настоящую близость . «Даже если супруги после многих лет брака не изменяют друг другу, что бывает редко, они непременно флиртуют на стороне и имеют сексуальные фантазии насчет других. Если оба требуют друг от друга верности, им обоим приходится скрывать очень много своих эмоций, желаний, мыслей. Сохраняя верность, люди получают лишь ложь и отсутствие доверия». Четвертой подруги чурались все, даже первая. Первая говорила: «Что это за брак, где секс на стороне в порядке вещей? Я хочу чтобы мой муж знал: его похождения — это раны, которые он мне вероломно наносит. Хочу, чтобы он ценил мою терпимость, любовь и понимание. А так же мою чистоту. Если же он перестанет считать измену злом, за что же он будет мне благодарен? Кроме того, не понятно, как ты терпишь отсутствие ревности, ведь мужчины такие собственники. Он может спать с другими, а любить тебя, но он не может относиться равнодушно к тому, что с другими спишь ты. Если он тебя любит, это полностью исключено». «Не равнодушно, а с пониманием, — возражала четвертая подруга. — Мы взрослые люди, которые любят друг друга такими, какие они есть. Не идеализируя и не фантазируя о том, что каждый из нас может заслонить собой для другого весь мир, быть единственным и полностью замкнуть на себе его внимание. Мы любим друг друга не за верность. Вы же все любите только себя, поэтому ненавидите своих мужчин сразу, едва они обратили внимание на кого-то другого». В этом месте совместного обсуждения все, как правило, переходили на крик, но, когда приходила пятая подруга, наступало молчание.

Пятая подруга жила со своим мужем почти так же давно, как и первая, но проблемы измены перед ней никогда не стояло. В свое время каждая из шести попыталась проверить этот удивительный факт, кокетничая с ее супругом, и давно уже никто не сомневался в том, что муж пятой подруги абсолютно индифферентен ко всем женщинам, кроме собственной жены. Всю жизнь он благоговел перед своей супругой и пребывал в состоянии перманентной страсти. Возможно, пятая подруга была бы негласно признана победительницей в этом неформальном соревновании, если бы не одно «но». Она сама неоднократно изменяла своему мужу и всегда говорила, что легко простила бы ему измену, поскольку не видит в этом ничего криминального. Однако, муж изменять ей не хотел и не хотел замечать соперников. А если вдруг замечал, предпочитал не реагировать на этот неприятный факт. Остальные подруги ее осуждали и сочувствовали мужу, а если кто-то и завидовал, то лишь в свои худшие времена. Всем, даже четвертой подруге, было очевидно, что пятая не любит своего мужа, и его верность поэтому теряла для всех свой смысл.

Шестой была героиня. До этого дня ее ситуация была почти идеальной. Она жила со своим мужем не первый год, между ними была близость и доверие, поэтому, когда у него появилась любовница, он почти сразу в этом признался и честно сказал, что не знает, как выбраться из тупика. Он сказал, что готов уйти, если она его прогонит, но хочет остаться, если она ему позволит, хотя не может обещать ей, что его связь с любовницей тут же прекратиться. За короткое время другая женщина стала ему по-своему дорога, интересна, а главное, полюбила его, и он не может не ощущать своей ответственности. Если бы она узнала не от него, ей было бы намного проще. Она пожила бы в этой ситуации и проверила, насколько ей отвратительно быть в роли жены, которой изменяют, возможно ли это терпеть, как первая подруга. За это время его чувства к другой могли бы ослабеть или наоборот окрепнуть, и это лишило бы ее проблемы выбора. Но он зачем-то был честным и все рассказал сам. Поэтому непростой выбор сейчас был именно за ней.

Продолжение

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова