main contact

«Эгоист generation», ноябрь 2007 рубрика «Другое я»

Золотодобытчицы

Мужчины охотятся за деньгами, а женщины за мужчинами. Считается, что изначально сверхзадача мужчин — женщины, а деньги лишь способ эту задачу решить. Считается, что изначально сверхзадача женщин — деньги, а мужчины лишь способ эту задачу решить. Зачем эти сложности и к чему такие хитрости, неясно. Ясно лишь то, что в ходе охоты и мужчины, и женщины забывают о сверхзадаче и увлекаются процессом.

zolotodobotchitsi.jpg

Охота за олигархами превратилась в ремесло и грозит превратиться в искусство. Один за другим выходят учебники, открывающие секреты этой прибыльной профессии. Жены-любовницы-дочки с Рублевки делятся своими знаниями о повадках и вкусах олигархов, проститутки, сумевшие вытрясти из олигархов гонорар, объясняют технологию успеха, сводники и сутенеры, продающие олигархам «лохматое золото», пиарят себя любимых как единственный гарант.

Ничего противоестественного в золотой лихорадке нет. Сексуальной жизнью людей управляют животные законы, а в точки зрения биологии человеческие стаи (государства) живут по принципу геронтократии — иерархической системы, на вершине пирамиды которой находятся небольшое количество доминантных самцов (олигархов). Во всех животных видах, где наблюдается геронтократия, самки группируются вокруг доминантных самцов. Доминантные самцы имеют лучших самок, а остальных, от щедрот, оставляют субдоминантным самцам. Если самок в стае мало, каждая может рассчитывать на внимание иерархов, если самок слишком много, иерархи устраивают конкурсы (красоты). Например доминантный самец африканских страусов наблюдает танец страусих с пышными хвостами и выбирает себе лучший хвост. У павлинов нет геронтократии, поэтому конкурсный отбор проводят самки, а пышные и разноцветные хвосты предлагают павлиньи самцы. Согласно закону эволюции самки всегда выбирают лучшего самца, но в системе геронтократии самцы сами решают между собой, кто из них лучший. Это похоже на ситуацию рыцарского турнира, где сильнейшему достаются на выбор все окрестные невесты.

Этологам и антропологам известно, что, начиная с наших далеких предков, афарских астралопитеков, человеческая стая всегда жила в условиях геронтократии. По условиям жизни наша стая отличалась от человекообразных обезьян: горилл, орангутангов и шимпанзе — травоядных, живущих на деревьях и поэтому не имеющих естественных врагов. Афарские астралопитеки жили в саванне, были собирателями, имели много естественных врагов, в основном тигров, львов и леопардов, и поэтому были вынуждены жить организованной военной колонией как собакоголовые обезьяны — павианы, обитающие в таких же условиях. Став хомосапиенсом, человек хорошо вооружился и научился добывать огонь, поэтому естественные враги ему уже не грозили, однако в отличие от хомоэректуса он превратился из собирателя и трупоеда в охотника, поэтому система геронтократической военной колонии у него сохранилась. Как писал Овидий, с первобытных времен женщины старались использовать сексуальную привлекательность, чтобы получить от мужчин еду для себя и своего потомства. Иерархи имели право на лучшую часть любой добычи, а значит могли делиться ею по своему усмотрению. В это время внутривидовых войн еще не было, территории были обширны и плохо освоены, поэтому хорошо вооруженные мужчины, занимавшиеся совместной охотой, погибали реже, чем первые женщины, рожавшие детей-хомосапиенсов со стремительно увеличившимся в эволюции черепом. Авторитарно лишать сексуального удовлетворения субдоминантных самцов не рискуют даже иерархи павианов. Человеческим старейшинам тем более хватало ума не разжигать агрессию. В стаях подобного типа существовал братский промискуитет, и женщины могли сами выбирать себе самца, тем более что к этому времени они приобрели способность совокупляться без ограничений, в отличие от самок животных. Хотя большая часть самок продолжала группироваться вокруг иерархов в ожидании лучшего куска, за достойное вознаграждение они были не прочь оказать внимание и другим самцам. Сексуальное влечение самок у всех животных видов меньше, чем у самцов, поэтому женщины всегда были способны на трезвый расчет. Любой современный мужчина знает, что если он не олигарх, за внимание привлекательной самки нужно бороться, не скупясь. Так же поступали и первые хомосапиенсы, превращая женщин в проституток, пока не возникла собственность, с ней право наследования, а с ними требования мужчин к абсолютной моногамии жен. Женщины были поделены по братски (треть — субдоминантным самцам, две трети — их большому брату). Когда начались внутривидовые войны и количество мужчин терпело убытки, самки собирались вокруг иерархов в многочисленные гаремы, где они вели войну друг с другом за любовь мужа. Окончательный раздел территорий и территориальная монополизация привели к тому, что на огромную армию самок сегодня приходится приблизительно один иерарх. Хотя достаточное количество красивых и здоровых самцов, доступность пищи и собственная эмансипация позволяют женщинам не собираться в гаремы вокруг иерархов, столичные города превратились в один большой гарем с гламурными подиумами и светскими раутами, где женщины со всего государства ведут друг с другом ожесточенную борьбу за право провести с олигархом ночь и получить от него милость. Многие как наложницы султана мечтают забеременеть, чтобы приобрести статус матери-султанши, светлейшей опекунши великого наследника, которую султан будет вынужден холить и лелеять как родную.

Инстинктивное поведение самки, желающей приблизиться к доминантному самцу — это борьба за него, в отличие от инстинктивного поведения самки, за которую борются несколько субдоминантных самцов. В последнем случае она как самка птиц во время токования может притворяться птенцом и инфантильно открывать клюв, выбирая из претендентов того, кто шустрее поднесет к ее клюву жирного червяка. Основная ошибка женщин, которую не объясняет ни одно из модных руководств в том, что, преследуя олигархов, они путают инстинктивные программы и предъявляют олигарху много требований, как будто это он гоняется за ними, а не они. Еще одно заблуждение таких женщин заключается в том, что они забывают про незыблемый закон живой природы — иерарх полигамен по определению, самка может получать его внимание временно или периодически, но никогда не перманентно. Попытка получить эксклюзивные права оборачивается для такой самки глубоким потрясениям и саморазрушением, потому что выживают лишь те, кто не имеет противоречивых инстинктивных программ. Капризной и честолюбивой женщине следует отказаться от претензий на олигархов и субдоминантных самцов высокого ранга. Для капризных женщин существуют самцы соответствующего ей ранга, которые способны вступить за нее в борьбу между собой, удовлетворяя все ее капризы. Для честолюбивых женщин существует эмансипация и возможность обеспечить себе независимое существование. Выходя на ринг подиумов и раутов с целью захвата олигарха, женщина должна скинуть словно халат на руки тренеру весь свой романтизм. Олигарх — это не мужчина, а жюри. Приз вручается победительнице один раз, и каждый новый сезон жюри выбирает новую королеву. Даже если полученный женщиной приз — это статус официальной жены олигарха, в следующий сезон будет новый конкурс с другим призом и другой королевой. Закон эволюции помешает женщине получить эксклюзив на секс с олигархом: слишком многих самок инстинктивные программы заставляют добиваться его. Вступать же в борьбу с законами эволюции — себе дороже.

Главная польза от переходного знамени, врученного олигархом, заключается в том, что внимание иерарха всегда поднимает статус самки в глазах других самцов. Так как олигарх — это приемная комиссия, его любовь, сколь бы коротка она ни была, подобна знаку качества на товаре. Пока за давностью лет печать не поблекнет, женщина может рассчитывать на то, что субдоминантые самцы будут соперничать за ее тело, а если схватка окажется достаточно яростной, то даже за ее руку и сердце. Следуя этой логике, можно понять, что серьезные чувства от олигарха женщина может получить лишь в том случае, если несколько олигархов сцепятся за нее не на жизнь, а на смерть.

П. С.

Реализация инстинктивной программы зависит от ценностей. Женщина выбирает лучшего самца, но в отличие от самки выбирает не бессознательно. Если главная ценность женщины — материальная состоятельность, ее инстинктивной программой будет погоня за олигархами или высокоранговыми самцами. Если материальная состоятельность в системе ценностей женщины стоит после потребности в эмоционально-нравственном комфорте, ее инстинктивной программой будет выбор самца из тех, которые на нее претендуют. Если самым ценным для женщины является ее самоактуализация — самцы будут интересовать ее меньше, чем собственная личность. Что ни в коей мере не отменит их борьбу за нее. Независимое поведение самки делает ухаживания претендентов изысканней, а их конкуренцию ожесточенней.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова