main contact

Возбуждение мозга

«Эгоист generation», сентябрь 2005, рубрика «Испытание чувств»

Всякий читатель может усомниться в моих полномочиях: вещать на всю страну через рупор журнала, каким должен быть правильный секс. Всякий может возразить мне, между прочим, что секс — дело интимное, а потому сугубо личное и индивидуальное, многообразное, как сама природа.

marina-komissarova-vozbuzhdenie-mozga.jpg

Возразить мне, правда, возможно лишь умозрительно, потому что я — здесь, а читатель — сам по себе. Даже если мы с читателем где-то случайно столкнемся, нет ни малейшего шанса, что я услышу его возражения, а не пройду мимо, погруженная в свои аутичные мысли. Нельзя думать, что я избегаю несогласных читателей, недолюбливаю их и обхожу стороной. Я считаю критический способ мышления — важнейшим инструментом познания, и очень ценю стремление спорить (особенно в самой себе). Если бы меня, например, попросили заняться системой школьного образования, я бы прежде всего учила детей возражать. Напрасно кажется, что возражать глупо, пока не изучен предмет. Напротив. Глупо изучать предмет, не пытаясь возражать. Критический взгляд — нож, которым мышление расчленяет объект познания, чтобы заглотить его по частям и таким образом усвоить.

Легко представить память человека в виде домика Винни Пуха, а науки в виде бочонков с медом, которые не протискиваются в крошечную дверь. «Мое жилище не способно вместить в себя такую массу меда» — думает Винни Пух, грустно макая в мед лапу и меланхолично облизывая. Мед, как известно, имеет свойство исчезать, когда его едят. «Как же так? — думает Винни Пух, спустя короткое время. — Во мне уместился целый бочонок меда. А сколько таких бочонков я уместил в себя за последнее время? А за всю мою медвежью жизнь? Как же мне со всеми этими бочонками в животе не тесно в таком маленьком домике?» Долговременная память человека безгранична как живот Винни Пуха. Кратковременная память тесна, как его маленький домик. Методики для эффективного запоминания предлагают не протискивать бочонки в двери, а распределять мед по горшочкам и размещать по полочкам. Полочки и горшочки называются мнемоническими приемами.

Эффективное использование резервов памяти возможно только тогда, когда информация не воспринимается безотносительно, а используется для решения самостоятельно поставленных задач и ответов на сформулированные вопросы.
Читатель, пришедший в сексуальную рубрику в эротическом настроении, пусть не раздражается. Или пусть раздражается читатель, я не стану его отговаривать. Раздражение — не самая плохая эмоция, когда речь идет о сексе. Точно так же, как желание возразить — прекрасная эмоция для эффективного восприятия информации и обучения. Наихудшее состояние мозга — скука. В этом состоянии ни обучение, ни сексуальное влечение невозможны. Обучение и сексуальное влечение — очень похожие вещи, вы не знали? То и другое имеет в своей основе возбуждение мозга. При обучении возбуждаются одни отделы мозга, при сексуальном влечении другие, но в обоих случаях работает одинаковый механизм. К нашему всеобщему удовольствию — управляемый.

Не пугайтесь, речь пойдет не о йоге. Йоги и даосы — это не мое. Интересные конечно личности, но рассматривать их в сексуальном контексте никому не советую. Не из личного опыта исходя, не дай бог, а так, анализируя со стороны. Кишечником своим йог управляет, сердце может останавливать, даже в землю некоторых йогов зарывают, а потом достают. Потому что они умеют обходиться без кислорода. Зачем такому человеку секс? Секс ему без надобности. Он и питается, если честно, не тем, чем мы с вами, а, чаще всего, ничем. Раз в два дня зернышко какое-нибудь пожует восемьсот раз ради массажа десен. Слышали о даосской науке «макробиотике»? Спекуляция, конечно, американская на восточном учении, но не современная, а начала прошлого века, так что, можно сказать, почти классика. Согласно макробиотике можно вообще ничего есть, но нужно правильно при этом мыслить, тогда организм сам синтезирует нужные питательные вещества из солнечного света. Правильное мышлении оживляет в организме память наших филогенетических предков — растений, которые, как известно, спокойно обходятся фотосинтезом. Организм, что запросто синтезирует питательные вещества, гормонов тем более может настрогать, сколько душе угодно. Это нам, обычным людям, приходится гонять с высунутым языком в поисках сексуально привлекательного партнера, а потом потеть в его объятьях, чтобы вытрести из ленивого организма гормоны удовольствия. Наши подлые организмы самостоятельно никакие вещества синтезировать не хотят, а даже напротив. Железо, например, берет и не усваивается, в гемоглобин превращаться не хочет, хоть с утра до ночи жуй гематоген, запивая гранатовым соком.

То же самое происходит с сексом. Вот он, казалось бы, сексуальный партнер, родной и доступный. Обними его покрепче и кружись в адреналинно-эндорфинном вихре. Фиг два, извиняюсь за выражение. И доступный, и родной, и даже вполне любимый. А вихря нет. Какие тут могут быть йоги? Родной сексуальный партнер, по крайней мере, способен придумать что-нибудь дерзкое. Неожиданно нагрянуть в белом халате и бойкой шапочке с красным крестом или наоборот в чулках, с плеткой. Я сама плохо представляю, что такого в докторских шапочках эротичного. Но психологи пишут, что это помогает сохранить семью. Вы думаете, йог ради вас согласится натянуть на себя нелепый головной убор или гарцевать по комнате, щелкая плеткой как дрессировщик Дуров?

Дрессировщик Дуров, между прочим, раз уж он так некстати пришел мне в голову, в нашем случае пригодится. Дуров для секса полезнее и йоги, и макробиотики, и даже бессмертной шапочки. Хотя свои полезные опыты Дуров проводил, в основном, с собачками, у него был приятель Бехтерев. Бехтерев наблюдал за Дуровым и записывал наблюдения в блокнот. Собрав таких блокнотов прилично, Бехтерев написал несколько работ о природе внушения и о роли гипноза в человеческом обществе. Вот вам, кстати, еще один пример критического мышления. Ну представьте себя на месте Бехтерева. Есть у вас друг Дуров, монотонно дрессирующий собачек. Вот вы — дрессировали кого-нибудь? Хотя бы пытались, например, отучить свою половину лазить вам по карманам? Орать и бить по морде во время дрессировки нельзя, из этого научных наблюдений не получится. Нужно мягко и терпеливо повторять свою просьбу, глядя в глаза спокойно и уверенно. Лично у меня мягкость и терпение вообще отсутствуют. Если бы я стала наблюдать процесс дрессировки собачек, я бы через десять минут взбесилась и сказала Дурову следующее: «Дурак ты, Дуров! Зачем тебе собака, которая ходит на задних лапах? Что ты за извращенец такой, удивительный?» Так бы лично я сказала Дурову, а Бехтерев наоборот. Он наблюдал за ним с блестящими глазами и возбужденно записывал. Дело в том, что Бехтерев, в отличие от меня, не тупо таращился на Дурова, а критически все анализировал, то есть соотносил наблюдения с собственными идеями о природе гипноза. Потом, кстати, Гитлер очень был доволен и Бехтеревым, и Дуровым и своей личной находчивостью. В отличие от студентов-медиков, Гитлер не зубрил нудный бехтеревский текст, а решал с его помощью собственную задачу, не о формальном зачете думал, а о роли гипноза в создании новой империи. Так и сложилось в истории, что фанатичный Дуров, креативный Бехтерев и находчивый Гитлер выбились в люди, в отличие от нас с вами. И добились всего эти личности благодаря способности самостоятельно возбуждать свой дремлющий мозг.

Наш мозг дремлет, вы это понимаете? Он переходит на экономичный режим всякий раз, когда ему не нужно решать новую задачу. Если любимый и родной сексуальный партнер свернулся рядышком уютным зайцем, какого такого экстатического вихря, какой искрометной деятельности вы ждете от своего бедного гипофиза? Если кто-то читает мои статьи впервые и еще не привык ко мне, поясняю насчет гипофиза. Гипофиз в сексе — самое главное. Нет. Эта штука находится не в том месте, о котором вы подумали. Шарить там в поисках сексуальной гармонии бесполезно. Гармония и гормон слова этимологически родственные, а фактически почти идентичные. Там, где вы только что шарили, конечно, тоже есть кое-какие гормональные железы, но центр управления всем этим находится в гипофизе. Вот почему гипофиз так заботливо упрятан в черепную коробочку и замаскирован сверху волосами.

Когда психоаналитики расшифровали, что Кощей Бессмертный — мифологический символ мужского органа, никто не обратил внимание на то, что «смерть в яйце» — лишь малая часть полезной информации. Яйцо было в летящей утке, утка в бегущем зайце, а заяц в висящем на дубе сундуке . Угадайте с трех раз, на каком дубе в густой листве прячется сундук? Впрочем, густая листва присутствует на дубе не всегда, осенью она редеет, а к зиме опадает. Догадались? Не следует обижаться на аналогию с дубом. Согласитесь, Иванушка понятия никакого о гипофизе не имел, то есть был с точки зрения хранительницы тайны абсолютным дубом.

Что касается образа хранительницы тайны, то это образ с женской точки зрения выглядит обидно. Символизирует он женский половой орган, мудрый и божественный, но характеристики у него самые что ни на есть возмутительные. То, что он злой и опасный, ладно. У мужчин при виде него действительно головы слетают, хоть забор ими украшай. Беззубый — это правильно, зубов не надо. Но почему лохматый? Разве трудно сделать аккуратную стрижку? Или вот, например, костяная нога. Это на что такой скользкий намек? И с уродливостью данного предмета мы, дамы, конечно, не можем согласиться. Беззубая милая роковая женщина. Но никак не безобразная старуха. Это прямо незрелый какой-то взгляд получается, в худших традициях мужских страхов и комплексов.

Страхи и комплексы зато объясняют ситуацию с Марьей Моревной. Не было у них с Иваном-царевичем сексуальной гармонии, вот она и шлялась по военным походам, пропадала месяцами в длительных командировках, туда-сюда махала мечом, гоняя адреналин из гипофиза в гипоталамус. Едва появился Кощей — адью, Ваня, завертелся экстатический вихрь и унес прекрасную королевну. Выбросила она свой меч к лешему и сделалась миролюбивой домоседкой. А царевич, конечно, прямиком к Ягине. И просит у нее: «Научи, старая карга, как избавить Машу от позорной зависимости. Околдовал ее этот аморальный субъект, поймал в сети проклятой аддикции. Что сделать, чтобы Кощей потерял сексуальные качества и тем самым свое для Маши значение?». Посмотрела на него Ягина и думает: «М-м…Да он совсем дурак. Считает меня уродкой, не замечая, какая я чаровница. Ну-ну…Не отдам ему Марью Моревну. Хватит ей по командировкам мотаться». Ну и задания всякие стала Ване давать коварные, чтобы его уморить. Которые за Ваню выполняли волшебные звери по причине его доброты и отзывчивости. Одним словом, секс для брака, конечно, не самое главное; — главное, чтобы человек был хороший.

Ну и какие новые задачи можно решать, спросите меня вы, лежа рядом с давно не новой, уютно свернувшейся половиной. Чем возбудить свой дремлющий мозг и расшевелить ленивый гипофиз? Сценки всякие костюмированные, сексуальный экстрим и романтические причуды лично я вам не советую. Ну вздрогнет ваша половина, увидев вас в африканской маске с копьем, и что? «Ишь, — подумает. — Маскарада ему захотелось. Ласки моей и женской души ему недостаточно». Если вы подстережете ее в подъезде и наброситесь сзади, изображая сексуального маньяка, она тем более вам это не простит. «Купи, — будет приставать, — мне газовый баллончик. Если ты еще что-нибудь отчебучишь, я тебе газом прямо в морду брызну». А романтика? Розы, свечи, парфюмированная соль. Если вы прожили с женой несколько лет, сколько раз вы отказали ей в покупке новой сумочки или туфель? А теперь представьте себе настроение женщины (которая как все мы — злопамятна), ступающей по ковру из розовых лепестков? «Развратник, — стучит ее сердце. — Маркиз де Сад. Ничего ему не жаль для своей разгулявшейся похоти!» Так что сами видите. Увы. Не только свой мужской гипофиз, но и женский гипоталамус парфюмированной солью не удивишь. Если и проснется гипоталамус, то лишь на минуточку, чтобы выбросить в кровь немного адреналина для профилактического битья посуды.

«Лопух ты, Ваня, — сказала Ягина царевичу, истопив баню. — Интимофоб. И я тебе нехороша, и Кощей — аморальный субъект. Живешь бамбук бамбуком и ждешь, когда на тебя снизойдет либидо. А либиду, между прочим, на тебя наплевать. Либидо тебе ничем не обязано. Ты тут давеча все афродизиаки у меня вымогал? Лучший афродизиак — кока-кола. Знаешь русскую поговорку? „Тому не нужна мигалка, кто едет со скоростью катафалка“. Если хочешь обрести Кощееву силу, избавь свой гипофиз от цепей. Первым делом выгони из подкорки интимофобию. Вымани эту амфибию и посели в отдельном террариуме. Я тебе заветное слово скажу, на которое клюют рептилии. Но не сегодня, на сегодня лимит печатных знаков исчерпан, а в следующем номере».

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова