main contact

«Эгоист generation», декабрь 2004 — январь 2005, рубрика «Испытание чувств»

Улучшитель вкусов

Секс — как и все, понятие относительное. Но относительно чего непонятно. Если бы секс всегда возникал относительно одного и того же, можно было бы на нем жениться, и больше никогда не знать никаких сексуальных проблем.

marina-komissarova-uluchshitel-vkusov.jpg

Иногда мне бывает стыдно за собственные статьи. Мне кажется, что читатели заглядывают на страницы сексуальной рубрики с той же самой целью, с какой заходят на эротический сайт. Они ждут, что сейчас им быстро и дешево станет очень приятно, будто они открыли дверь под вывеской «дом удовольствий». Я чувствую себя в этот момент сумасшедшей хозяйкой борделя, которая встречает гостей в мрачном холле и вместо того, чтобы предложить меню развлечений, строгим голосом читает им лекции о вреде сексуальных перверсий и неправильных взглядов на жизнь. Как объяснить читателям, что мои лекции — самое действенное из самых эффективных возбуждающих средств?
Есть исторический анекдот о герцоге Баварском, который более всего на свете ценил вкусную еду, и когда повара один за другим перестали его удовлетворять, разослал гонцов, чтобы найти новых. Со всех концов света герцогу привезли специалистов кулинарного мастерства. Индус приготовил ему экзотические побеги, китаец — диковинных рыб, француз — редкие сорта сыра и так далее. Герцог попробовал все, и остался недоволен. Все, что ему предложили, оказалось противным на вкус. Кто же угодил, в конце концов, капризному герцогу? Его собственный врач, который приготовил горькие капли для очищения желудка и восстановления печеночной деятельности. Как только герцог выздоровел, сухой хлеб показался ему невиданным деликатесом.
Я могла бы стать хозяйкой дома удовольствий, однако, этот дом должен быть похож на больницу или школу, но не бордель. Все бордели: и порнографические сайты и эротические журналы — ночлежки для бедных странников. У странников нет своего дома, из которого не хочется бежать. Часто странники делают вид, что дом у них есть, они заводят постоянных партнеров, но продолжают странствовать — одни или вместе, в реальности или в фантазиях. Большинство странников уверены, что реальные и виртуальные ночлежки необходимы всем: все люди — странники, а идеал недостижим как линия горизонта. Герцог Баварский тоже не знал про свою больную печень. Ему казалось, что это изысканные вкусы, требовательная натура и пламенная душа мешают ему наслаждаться. Герцог не обращал внимания на врача, пока не поимел поваров всего мира. Странникам тошно в одной ночлежке, однако, им кажется, что где-то есть ночлежка получше. К сожалению, у странников нет возможности построить собственный дом. У них нет архитектурных знаний и строительных навыков, а главное нет ни малейшего понятия о том, какое им нужно жилище. В начале странствий у странников имеется кое-какой капитал, достаточный для строительства дома. Постепенно этот капитал (потенция) тратится на ночлежки, странник становится нищим, и для него закрываются двери самого убогого борделя.
Существует лишь одна модель дома удовольствий. Это не бордель, а место, где человеку помогают обрести идеального партнера. Идеальный партнер — не экзотическая птица. Как в случае с глупым герцогом, здоровая сексуальность нуждается в самой элементарной пище. Человек обычно догадывается, что с ним что-то не так, если его возбуждают мечты об уродливом гермафродите с двумя головами в садомазохистской экипировке. Но совершенно напрасно считаются нормой фантазии о сексе с любимым в уборной самолета или в общественном месте. В уборной самолета заниматься сексом негигиенично, а в общественном месте не тактично. Безусловно, страсть может настигнуть влюбленных, где угодно, и их личное дело: пойти у этой страсти на поводу или сдержаться. Здоровая сексуальность отличается от нездоровой тем, что первая проявляется вопреки преградам, а вторая благодаря этим преградам. Если пара ласкает друг друга в метро, потому что нет сил ждать — это одно. Другое дело, если оказавшись наедине, та же пара возбуждает друг друга фантазиями о сексе в людном месте. Самые невинные фантазии — это искусственные стимуляторы. Стимуляторы характерны тем, что постепенно замещают в человеке его собственные энергетические резервы. Вытесняя резервы, стимуляторы нарушают производство ресурсов и разлаживают всю энергетическую систему. Человек ощущает привыкание и потребность в превышении доз.
Может показаться, что я рекомендую влюбленным заниматься любовью в темноте в миссионерской позе, сохраняя торжественное молчание, дабы не распалять свое воображение и не стать жертвой коварных извращений. На самом деле, избегать искусственных стимуляторов, не развивая собственные ресурсы, так же глупо, как, отказываться от кофеина, мучаясь от низкого давления. Кофеин не лечит гипотонию, однако он облегчает состояние. Фантазии способны поддерживать сексуальную жизнь пары какое-то время. Иногда довольно долго, если обоим хватит смелости. Как и в случае низкого давления, искусственное возбуждение бывает лучше, чем упадок. Связь пары сохраняется, дети растут в полной семье, супруги не изменяют друг другу. Стимуляторы опасны тем, что их доза все время повышается, а значит, однажды становится токсичной. Сексуальные фантазии делаются все более экстремальными. Экстрим необходимое условие для выработки адреналина, который поддерживает возбуждение, лишенное внутренних резервов. Экстрим в сексуальных отношениях — это жестокость в том или ином виде. Понимая, что жестокость разрушает близость, супруги, тем не менее, не могут от нее отказаться, чтобы не потерять кайф. Пары побывавшие в подобных отношениях и зашедшие достаточно далеко, вспоминают друг о друге с содроганием. Как бывшие алкоголики, такие люди либо полностью отказываются от секса, либо пытаются воздерживаться, время от времени срываясь и бросаясь в ту же пучину.
(Мораль этой басни такова: нездоровую сексуальность нужно лечить, а не идти у нее на поводу).

Так как все пары идеальных любовников из классической литературы трагически погибли, постулат о том, что всему идеальному место на небе, а не на земле, в отношении сексуальности в силе. Сексуальность людей следует признать нездоровой, однако, это не значит, что нездоровую сексуальность можно считать нормой. Норма — это равновесие. Признавая типичную сексуальность людей ненормальной, каждому отдельному человеку нужно стремиться к гармонии. Чем ближе сексуальность к здоровому состоянию, тем больше жизненных сил высвобождается у человека, тем выше его самооценка и лучше самочувствие. Можно сравнить сексуальность с печенью бедного герцога. После приема капель печень герцога не стала идеальной. Однако, она заработала лучше, и это существенно повлияло на вкус пищи. Я предлагаю читателям оздоровить свою сексуальность хотя бы чуть-чуть. Даже эта малость сделает кислое существование слаще.
Прежде чем начинать процедуры, нужно разобраться, что именно мы пытаемся оздоровить. В век сексуального просвещения осталось мало людей, видящих источник сексуальных проблем в недостатках половых органов. Большинство понимает, что сексуальностью управляет нервная система, однако, как в эту систему можно вмешаться, остается полнейшей загадкой. Люди не могут влиять на сексуальность, потому что не знают о ней. Они пытаются влиять на половое влечение, но половое влечение — только проявление сексуальности, и влиять на него отдельно нельзя. Хотя кажется, что само слово «сексуальность» содержит упоминание о поле, человек не поймет, что с ним происходит в момент возбуждения, если будет связывать свое влечение с размножением.
Размножение — чрезвычайно важная вещь, однако даже у животных, а тем более у людей половые функции не порождают возбуждения. Напротив. Возбуждение в период созревания закрепляется в отношении половых функций. У животных. А у людей не очень или совсем нет. В последнем случае можно говорить о возникновении перверсий (извращений). Человек, желающий в сексуальном отношении оздоровиться, должен раз и навсегда простить себе любые перверсии. Если его влечение почему-то закрепилось не на том, что рекомендует общество, никакой его собственной вины в этом нет. Закрепление происходит в несознательном возрасте. На него влияют генетические факторы и сложные космические процессы.
Однако. Перверсии всегда способствуют подавлению сексуальности. Чем дальше от нормального стереотипа закрепилось возбуждение — тем сильнее сексуальность человеком подавляется. Ни у одного человека возбуждение не закрепляется там, где хочется обществу, а находится, в лучшем случае, где-то рядом. В отличие от животных, у которых правильная фиксация происходит рефлексивно, то есть автоматически (это и называется инстинктом), люди не являются гармоничными изначально, но, в отличие от животных, могут на свою сексуальность влиять. Оздоровление сексуальности — это сознательное перемещение влечения в сторону стереотипа, принятого в обществе. Только в случае такого перемещения возбуждение перестает подавляться, нервная энергия по позвоночному столбу течет без препятствий, человек чувствует радость и душевный подъем. Чем больше перверсия, тем сильнее человек подавляет возбуждение. Блокированная энергия накапливается, начинает бродить или рваться, вызывает уныние или раздражение и вынуждает тратить психические ресурсы на процесс подавления.
Опасное заблуждение считать, что сексуальные перверсии способствуют развитию гениальности. Согласно исследованиям, многие гениальные художники и поэты были гомосексуалистами. На самом деле среди гениев ровно столько же гомосексуалистов, сколько среди бездарных людей. Гомосексуальность не способствует развитию таланта. Это талант (воля к высвобождению энергии любым путем) способствует тому, что человек открывает для себя свою нетипичную ориентацию. Средний человек может прожить всю жизнь, подавляя энергию и держа свое влечение к мужчинам (детям, старикам, трупам) в тайне от себя. Гений вынужден освободить энергию вместе с букетом страстей, какими бы дикими они не казались. Человек с подавленной сексуальностью вступает в нормальный брак, ведет скудную половую жизнь или слоняется по борделям, в поисках чего-то, сам не зная чего. Гений рано узнает, кто он есть на самом деле. Это величайшее несчастье и страшная миссия — гениальность. Не безумие порождает гениальность, а гениальность ведет к безумию, потому что гению чрезвычайно трудно, зная правду, жить в обществе, где все себе лгут.

Тем не менее. Чтобы не чокнуться, лучше не высвобождать энергию одним махом. Не стоит, как типичный гений, ощущать себя Богом и отпускать сексуальность на свободу. Во-первых, это сложно. Во- вторых, страшно. В-третьих, можно попасть в сумасшедший дом до того, как гениальность проявит свою позитивную сторону. Для оздоровления есть более деликатный способ.
Энергию можно высвобождать по чуть-чуть и использовать на развитие чувственности. Чтобы высвободить энергию, нужно позволить себе немного из того, что подавлено. Подавленную перверсию определить не так сложно. Это все, что вызывает активное отвращение. Действительно неприятные вещи не пробуждают в человеке бурных эмоций. Психика с равнодушием обходит стороной все, что не содержит в себе энергии. Покопавшись в клоаке подсознания, человек может извлечь какую-нибудь ужасную картинку и, слегка адаптировав ее, употребить для высвобождения энергии. Адаптировать значит сделать менее ужасной и более сексуальной. Употребить значит использовать образы с картинки в качестве эротических фантазий.
Это опасная и сложная процедура, настоящая сексуальная магия. Если человек, не сумеет правильно потратить высвобождаемую таким путем энергию, он не поможет своей психике, а навредит. Энергию нужно направлять на развитие чувственности. Чувственность — это способность получать телесное удовольствие, осознавать его и продлевать. Продлевать удовольствие не значит оттягивать развязку. На развязку важно не обращать внимания. Была она или нет, телесные ощущения должны продолжаться. У большинства людей тело совсем не чувствительно. Их возбуждение локализуется в половых органах и спинном мозге. Перевести ощущения на телесный уровень не просто, но чрезвычайно важно. Только таким способом (и никаким другим) развивается чувственность. Как только она разовьется достаточно, человек сможет влиять на свою сексуальность. Чувственность пробуждается с огромным трудом. Когда ее нет, кажется, что она вообще не может существовать. Но если чувственность появилась, она уже не исчезнет. Человек начнет считать себя гурманом и гордится собственной чувственностью. Любую сексуальную энергию (освобождаемую сознательно или стихийно) нужно стараться вплетать в телесные ощущения. Эту практику можно назвать сексуальной йогой. Человек подчиняет тело, а тело, став послушным, помогает ему подчинить своенравную психику.

Продолжение в следующем номере

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова