main contact

«Эгоист generation», март 2006, рубрика «Другое я»

Театр слепых

Общаться с друзьями мне некогда. Поэтому я прошу их, если что, писать мне письма. На которые я отвечаю. Когда есть время. Одна такая приятельница все время писала мне в письмах про свои влюбленности. И другие приятельницы писали. И приятели. Тоже про влюбленности. Я привыкла, что и приятели, и приятельницы, все пишут мне про свои влюбленности. Поэтому я не сразу сообразила, что получаю письма с двух совершенно разных сторон об одном и том же романе. Но когда я сообразила, я была несказанно удивлена. Думаю, вы тоже удивитесь.

ОНА: «Короче. Нарисовался тут, а точнее свалился мне на голову один человек. Мужского полу. С серьезными намерениями. Вот скажи мне, как специалист по гендерным катаклизмам, это нормально, когда у мужчины к женщине c первого дня знакомства серьезные намерения? Ты мою позицию в этом отношении знаешь. Я женщина свободная, независимая и отдаться в эксклюзивное пользование мужчине не готова. Не то, чтобы я категорически против. Наверное, в глубине души я надеюсь, что появится такой мужчина, который сломает во мне скептицизм по отношению к браку. Но сама я буду защищать свою маленькую крепость до последнего, рыть рвы и кидаться со стены горящей смолой, если потребуется. Я думаю, что крепость для женщины — это самое главное. Если женщина не обороняется, она обязательно выйдет замуж за не того мужчину. А если обороняется, то не тот мужчина устанет ее осаждать, а не устанет только тот самый. Ведь я права? Так что посмотрим. А он уже говорит про наших детей. Представляешь? Мы знакомы две недели! Я в шоке»

ОН: «Объясни мне, пожалуйста, что у женщин в голове? Нет, я понимаю, что это необъяснимо, но ведь есть хотя бы какая-то канва? Вот сидим мы с одной новой знакомой и приятно ужинаем. За мой счет, конечно. Естественно, в приличном ресторане. И дернул меня черт проговориться, что со мной хотят заключить контракт для работы за границей. Ты бы видела ее! Ее настроение тут же испортилось, она начала на меня фыркать и злобно хамить. Приятный вечер превращался в ад. Хорошо, что я сообразил, в чем дело. И…предложил ей поехать со мной. Выйдя за меня замуж (а как еще?). Она тут же утешилась и начала чирикать как райская птичка. Не падай со стула. Конечно, я не собираюсь жениться. Просто неприятно, когда женщина, с которой ты недавно переспал, тебе хамит. Чувствуешь себя незнамо кем… Хм, да. А так „всего лишь“ подлым обманщиком. Зачем тетки заставляют мужиков врать? Вымогают комплименты, выклянчивают обещания. Ведь это вранье! Неужели женщине хочется быть обманутой? Ну какой мужик на вопрос, как он провел вчерашний вечер ответит честно? „Пил пиво с друзьями“ получит почти такую же негативную оценку, как и „снял проститутку“. Удовлетворителен только один ответ: „Бегал по магазинам в поисках подарка для тебя“. В крайнем случае: „работал в поте лица, чтобы заработать денег на подарок для тебя“. Но ведь это чушь! Почему женщины — такие курицы?»

ОНА: «К сожалению, в постели не происходит ничего интересного. Наверное, когда мужчина смотрит на женщину, как на будущую жену, ему не хочется ничего сексуального. Я вижу, что его волнуют только мои бытовые качества. Например, как я готовлю. Ты же знаешь, я терпеть не могу готовить. Я сказала ему об этом, и он ужасно огорчился. Завел шарманку о том, что ему не нравятся рестораны, что он любит есть дома. Банально, до одури. Сколько раз ты слышала это от мужчин? Что происходит с мужиками после тридцати? Похоже, они зацикливаются на быте и утрачивают взгляд на женщину как на сексуальный объект, как на фигуру романтического плана. Кстати, на физическом плане моя фигура близка к идеалу. Помнишь, я писала тебе, что собираюсь делать липосакцию? Как хорошо, что я не решилась на эту глупость. Перед Новым годом мне сосватали массажистку, которая вымесила меня как тесто. Мой целлюлит растаял, как будто и не было. Талия — тоньше, чем была в школе. И даже грудь подросла (с чего бы это?). Но этому тормозу — до лампочки. Когда я раздеваюсь, он целомудренно отворачивается. Откуда в мужчинах столько комплексов? Ты же знаешь, я обожаю в постели всякое такое, но он пресекает любые мои попытки. Когда я спрашиваю его о других женщинах, он впадает в ступор. Внешне он симпатичный. Но невыносимый зануда. Кажется, я перестаю чувствовать себя женщиной. Я вынуждена бросить его, чтобы спасти себя».

ОН: «Единственное, что меня устраивает, это секс. Но меня раздражает обязанность ради секса доказывать свои серьезные намерения, вести себя сдержанно и прилично. Ну нет у меня серьезных намерений! Несерьезный я человек. Что же мне, застрелиться? Мы встречаемся после рабочего дня, я хочу только одного: трахнуть ее побыстрей. Но нет. Мы должны тащиться в ресторан и вести занудные беседы о всякой туфте. Сколько раз я намекал, что не люблю рестораны, что хочу провести вечер в домашней обстановке. Нет. Она боится, что секс достанется мне слишком легко. Я говорю, давай закажем на дом суши. Нет. Мне дают понять, что сэкономить не удастся. И не только деньги. Главное, не дать мне сэкономить время и силы. Прежде чем трахнуть ее, я вынужден долго с ней говорить, изобретая нейтральные темы. Иногда она пытается устраивать мне проверки, спрашивая про моих бывших, но я не колюсь. Через час „нейтральных бесед“ я уже вырубаюсь от скуки и изнеможения, язык мой заплетается, в глазах (могу себе представить), собачья тоска. Зато на ее лице разлита гордость. За ней ухаживают! Доступ к телу мне позволяют через пару часов зубодробительного общения, когда я уже ничего не хочу. Знаешь, что я понял? Я люблю проституток! Честное слово, мужчины должны делать секс с проститутками, а детей с суррогатными матерями. Родил, заплатил, нанял няню. Никаких жен! Никаких постоянных любовниц! Одноразовые платные услуги. В быту, деторождении и сексе»

ОНА: «Знаешь, я ведь собралась его бросить, но в последний момент зачем-то решила дать ему шанс. И жизнь сейчас же влепила мне пощечину. Жалость к мужчине — это преступление, за которое женщину ждет наказание. Я подумала, а вдруг в нем спит какой-то потенциал? Может быть он такой, вялый и тупой, потому что устает на работе? Но зачем мне мужчина, который, кроме работы, ни на что не годен? А неработающий мужчина мне зачем? Глупость. Так вот. Выдался выходной, будь он неладен. Обычно на выходных он тоже работает, прилежно кует деньгу, чтобы поменять свою двушку на окраине на трешку в центре. Похвальное желание, но я-то тут при чем? Ведь я не клеила ласты замуж. То есть в принципе понятно, что бездетной бабе двадцати восьми лет неплохо бы замуж. Но не за него же! Итак, в это воскресенье я пригласила его к себе. Можешь представить, я даже приготовила ужин. Я подумала, что мужчине надо дать то, чего он хочет, чтобы посмотреть, на что он способен. Ну вот. Когда он разомлел от еды и расслабился, я включила музыку и начала раздеваться. Ведь не справедливо, что мужчина, имевший женщину много раз, ни разу не видел ее во всей красе. Сейчас мне двадцать восемь. Что от меня останется через десять лет? Не хочется даже думать об этом. Итак, я решила показать ему первоклассный стриптанец. Я видела, конечно, что ему неловко и даже неприятно смотреть на такой «разврат», но решила не щадить его целомудрие и оторвалась по полной программе. Он пытался остановить меня, но я выскальзывала из его рук. В конце концов он перекинул меня через плечо как овцу и отнес на кровать. Глядя сверху на мое обнаженное тело, он вдруг тяжело вздохнул и…. задумался. Ты видела мужчин, которые от вида голой бабы впадают в задумчивость? Я пыталась принимать соблазнительные позы, звала его, тянула к себе. Зря. Он только укрепился в решении, что ему лучше уйти. Думаю, стриптиз стал для него откровением. До него наконец дошло, что я не лучший вариант на роль добродетельной жены и матери. Когда он пошел в коридор, мне нужно было проводить его спокойно и презрительно, но я же дура. Я стала уговаривать его остаться. Он брезгливо сказал, что у нас ничего серьезного не получится, что мне нужен другой муж и еще кучу каких-то пошлостей. Знаешь, какое у меня желание? Взять и отрезать ему его бесполезный орган»

ОН: «Бедные женщины, почему же вы такие убогие? Почему вы не читаете хорошие книжки и не смотрите хорошие фильмы? Зачем не развиваете вкус? Прости, но тетки — это загнивающая ветвь эволюции. Пригласили тут меня на ужин. Нет, не так. На Ужин. С большой буквы. Ужином назывались салаты-пюре, выглядящие настолько несъедобно, что, увидев их, я автоматически вспомнил все известные мне молитвы и даже парочку мантр. Салаты стояли на салфетках, вырезанных в форме розочек, как снежинки, которые дети из интерната для умственно отсталых, приклеивают зимой на окна. И свечи, свечи, свечи, свечи — до конца страницы. (Может быть этот дом все-таки сгорел, когда я ушел? Нужно посмотреть в новостях). Вот, ты наверное думаешь, какой я гад, почему я не умилился гостеприимному приему. О, я умилился! Я действительно, подумал, что она неловко, как корова на льду, но пытается сделать мне приятно. Я мужественно съел все салаты и даже выпил паршивое вино, от которого у меня до сих пор резь в желудке. Нормального вина я не принес, потому что она заверила меня по телефону, что прикупила «превосходное бардо». «Бардо Тодол», я бы сказал. Адская смесь. Но в запасе у нее было кое-что получше… В какой-то момент Ужина, сидя на стуле, она вдруг заерзала и начала пританцовывать, имитируя задом колхозную ламбаду. Я напрягся. И не зря. Прямо не вставая со стула, она принялась плясать. Ты видела женщин, пляшущих сидя? Я впервые. И надеюсь, в последний раз. Ходя ходуном плечами и бедрами, и отодвигаясь от стола вместе со стулом, она начала поглаживать себя руками по всем местам. У меня был культурный шок. Я попытался обнять ее, чтобы она не бесновалась, но она агрессивно оттолкнула меня, вскочила на стул и продолжила наносить мне эстетические травмы. То расстегивая кофточку и брючки, то опять застегивая их, она показывала мне по отдельности все свои органы, остервенело улыбаясь и плотоядно облизываясь языком. По всей видимости, она хотела сразить меня своей сексуальностью наповал. И она сразила меня. Валяюсь до сих пор… Чтобы остановить ее, мне пришлось унести ее на кровать. Я был морально готов совершить мужской подвиг, но понял, что только морально… Кажется, это чудовище сделало из меня импотента. Раньше я слышал, что это бывает. Но не думал, что это случится со мной, малопьющим и некурящим мужчиной»

ОНА: «Месяц назад я писала тебе об одном своем неудачном романе. Ну, с тем чуваком, который сначала хотел жениться, подбирал имена нашим детям… А потом бросил меня, когда я показала ему эротический танец. Я тут видела его. На одной презентации. Народу была уйма, и он меня не заметил. И хорошо. С ним была офигенная красотка, жгучая брюнетка в красном платье, черноволосый вариант Монро в „джазе“ с прической Турман в „чтиве“. А его я сначала даже не узнала, настолько он был на себя не похож. Весь такой шикарный, улыбающийся (я ни разу не видела его улыбающимся), умопомрачительно красивый, вызывающе раскованный, ослепительно обаятельный, прямо таки сияющий изнутри сексуальным шармом. „Смерть девкам“. Может он влюбился? Он обнимал свою подружку за талию и что-то шептал ей, а она каждый раз закатывалась от хохота. Что такого остроумного он мог придумать? Я не слышала от него ни одного анекдота. Ты писала мне, что люди часто не видят друг друга, потому что у них в глазах собственные представления. Может быть, я тоже не видела этого человека? Нельзя описать моего обалдения. Я остолбенела и таращилась на него, пока девица не утащила его к барной стойке, и они не смешались с толпой. Я еще постояла, вся оглушенная и ослепленная, и поплелась домой, боясь только одного, попасться ему на глаза где-нибудь в гардеробе. До сих пор у меня стоит в глазах этот дивный образ. Я накручиваю себя, да? Ответь, пожалуйста».

ОН: «Помнишь ту мою странную знакомую? Ну, ту коровушку на льду, которая плясала со стулом и травила меня афродизиаками? Так вот. Попал я тут на одну публичную пьянку. Со мной за компанию пришла моя старая подружка, хорошая девчонка, но с перманентным ветром в голове. Она надумала замуж за одного иностранца и просила меня как юриста помочь ей с документами. Но речь не о ней. Представь себе, я увидел ту звезду колхозного варьете, и мое сердце дрогнуло. Она стояла в уголочке, вся такая бедненькая, миленькая, чистенькая и грустная. Таращилась на светскую публику синими глазенками и была похожа на живой василек среди искусственных роз. Извини за поэтическую любительщину, но она показалась мне почему-то очень… Блин, не знаю, как сформулировать, чистой что ли. Я вспомнил тот дурацкий вечер, салфетки в форме розочек и чуть не зарыдал. Какая я скотина! Почему я решил, что это — самонадеянная дешевка, которая пытается меня разводить? Бред. На ней была такая скромная кофточка, такая юбочка дореволюционной курсистки. Она сжимала бокал обеими руками и испуганно озиралась. Мне захотелось утащить из этой вакханалии цветочек, неизвестно как сюда попавший. Но со мной была пьяная девица, которую еще нужно было транспортировать к жениху. Да и…что бы я сказал, подойдя ни с того, ни с сего?»

ОНА: «Он мне позвонил! Ты была права. Он позвонил мне, и мы встретились. Мы встречаемся каждый день. Он солнышко, он такой замечательный, такой потрясающий, такой…крышесносный! Вчера мы ужинали вместе, и я весь ужин рыдала от чувств как белуга (кстати, а белуги правда рыдают?). Он сказал, что любит меня! А я так вообще на седьмом небе. У меня никогда не было такого любовника. Напиши, пожалуйста, статью. Напиши так: „Бабы! Вы все дуры! Вы ничего не понимаете в мужчинах!“ И больше ничего не пиши. На белой странице крупными буквами одна эта надпись. Хотя я, конечно, тебе не советчик. Прости, у меня едет крыша. Убегаю в парикмахерскую. Хочу покрасить волосы в черный и сделать стрижку как у Турман в „чтиве“. Он, правда, строго настрого запретил мне „портить мои прекрасные волосы“. Но ничего! Переживет. Я влюблена в него как кошка (кстати, а кошки действительно влюбляются?). Целую»

ОН: «Скажи, пожалуйста, а все жены изменяют своим мужьям после нескольких лет брака? Или это необязательно? Я знаю, ты ответишь: „Необязательно“. Не иронизируй, меня действительно занимает этот вопрос. Я не собираюсь, конечно, жениться скоропостижно. Но меня стало как-то напрягать, что моя женщина бродит где-то или даже не бродит, но все равно где-то. Мне было бы спокойнее, если бы она сидела где-нибудь… на моей жилплощади. Как ты думаешь, она согласится переехать ко мне? Или я типа должен сделать предложение? Ужас. Но почему-то у меня есть ощущение, что я с ней справлюсь. Что она никогда не будет обманывать меня и мне изменять. Даже после нескольких лет брака. Она очень умненькая и очень чувствительная. Короче, боюсь говорить, но, по-моему… моя женщина»

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова