main contact

«Эгоист generation», май 2007, рубрика «Испытание чувств»

Стыд и бесстыдство

Не верьте, когда говорят, что сексуальной техники не существует, а существует только сексуальная страсть, не верьте, когда говорят, что сексуальная техника вещь индивидуальная и не может быть никаких универсальных подходов. Сексуальная техника существует, и она универсальна. Просто эта техника как йога лежит не в плоскости физических поз и механических действий, а касается работы с сознанием и частично — с подсознанием.

stid-i-besstidstvo.jpg

Эта система не для средних умов, хотя довольно трудно представить ум, которому хочется считать себя средним. Сексуальную технику правильнее называть не техникой, а практикой. Но по сути это одно и то же. Это способ влиять на свою сексуальность и сексуальность своего партнера. С этой точки зрения сексуальную технику можно считать даже сексуальной магией. Психотерапией на грани метафизики. Любая магия основана на поиске ключа. У человеческой сексуальности есть универсальный ключ. Он называется одним емким словом «стыд».

Кажется, что всех людей сексуально возбуждают очень разные типы поведение партнеров. На самом деле все эти типы сводятся к двум характеристикам «бесстыдный» и «стыдливый». Весь потенциал человеческого сексапила (сексуальной притягательности) вращается вокруг понятия о стыде. Плюс или минус, но всегда относительно стыда. «Бесстыдный» (развратный, распутный, раскрепощенный и т. п.) и «стыдливый» (смущенный, взволнованный, трепетный и т. п.) кажутся прямо противоположными состояниями. Это очень сбивает людей с толку, и им кажется, что сексапильность неуловима, что одного и того же человека бесстыдная девица может возбуждать своей бесстыдностью точно так же, как стыдливая скромница своей стыдливостью, поэтому никакого общего знаменателя у сексапильности нет. На самом деле этот знаменатель есть. Он называется «стыд», и в зависимости от того, что акцентируется: свой стыд или стыд партнера и появляется такая разница. Если акцентирован свой собственный стыд, то возбуждает бесстыдность партнера, который посягает на границы твоего целомудрия и заставляет испытывать стыд. Если акцентирован стыд партнера, то человек персонифицирует себя с ним, испытывая остроту этого стыда за него, а свою собственную бесстыдность как посягательство на целомудрие партнера. В любом случае момент возбуждения связан именно с пересечением границы «стыдно». Часто пересечение этой границы не осознается, но в тех случаях, когда человек склонен к наблюдению за играми своего сознания, он способен это почувствовать, заметить и отследить. Отследив же этот механизм и поняв его, человек может воспользоваться им как ключом для того, чтобы запускать свою сексуальность по собственной воле.

Каким образом стыд связан с возбуждением? Для чистоты исследования рассмотрим не ситуацию, когда человек уже вожделеет партнера, то есть механизм влечения уже сложился, и образ партнера сексуально заряжен, а сам момент этой сексуальной зарядки, то есть, когда влечение возникает вдруг, например, когда два незнакомых человека встретились взглядами. В литературе есть много описаний «страсти с первого взгляда». Этот «первый взгляд» должен быть либо откровенно раздевающим, полным бесстыдной страсти, то есть грубо вторгающимся в интимное пространство, либо наоборот — выражающим крайнюю растерянность или даже легкую панику от вторжения чужого взгляда в собственное интимное пространство. Вторжение может быть и случайным. Люди могут встретиться глазами и, уловив сексуальный характер этого взгляда, то есть характер вторжения, вздрогнуть, смутиться и отвести глаза. В этом случае они чувствуют, что между ними произошло нечто особенное, что пробежал электрический ток или даже посыпались искры. Хотя это был всего лишь взгляд. Сама по себе попытка вторжения может и не получить сексуальной интерпретации. Человек в ответ на попытку вторжения в его интимное пространство способен испытать и гнев или брезгливость. Сексуальный характер вторжение приобретает, если оно вызывает реакцию необъяснимого стыда. В библейской метафоре именно с этого момента начинается сексуальность человека «и устыдились своей наготы». Когда человеку стыдно? Когда он лишается психологического защитного панциря, вздрагивает от этого, но не сопротивляется, а поддается, расслабляется, тает, млеет и начинает возбуждаться. Сильное сексуальное возбуждение захватывает человека всегда, когда он впускает другого в свое интимное сексуальное пространство. Можно заниматься сексом и даже жить одной семьей, но не впускать друг друга в это самое пространство. Пропуск туда всегда сопровождается ощущением стыда, человек чувствует себя обнаженным не только физически, но и психологически. В пуританские времена обнажение физическое было настолько интимным и стыдным моментом, что само это физическое обнажение запускало механизм обнажения психологического. Тогда даме было достаточно позволить кавалеру забраться рукой под свои многочисленные юбки, чтобы впасть в сексуальный транс. Сейчас времена изменились, физическое обнажение из стыдного и интимного мероприятия превратилось в обычное дело. Нагота более не интимна, она естественна и даже эстетична, публично эстетична, она предмет для самопрезентации. Теперь, чтобы достичь психологического обнажения, необходимы другие ассоциации, не связанные с физической наготой, а связанные с тем, что является для человека действительно стыдным.

Если человек не сопротивляется сексуальному стыду, а отдается, этот стыд увлекает его в измененное состояние сознания. Возбуждение, и особенно возбуждение сильное и глубокое — это транс. Человек теряет контроль и способность к рациональному мышлению, а так же волю, то есть становится не в силах сопротивляться желанию. В адекватном состоянии человека скорее напугает мысль, что нечто овладевает его волей, одна в состоянии возбуждения, человек получает удовольствие именно от подчинения страсти. Это состояние расширенного сознания, состояние выхода за границы эго — сексуальный транс.

Таков механизм сексуального возбуждения от субъектного восприятия стыда, то есть когда сам человек возбуждается от ощущений своего стыда, своего психологического обнажения и вторжения воли партнера на территорию своего интимного пространства. Но восприятие стыда может быть и объектным. В этом виде оно тоже обладает трансцендентной, возбуждающей силой. Это происходит, когда человек ощущает, что он сам вторгается в пространство партнера, ведет себя как растлитель и соблазнитель, срывающий покровы целомудрия с сексуальных табу партнера. Тот теряется, приходит в трепет, стыд и как следствие — в возбуждение. В этом случае человек получает свою дозу наслаждения от персонификации. Он чувствует, например, что его порочные взгляды, развратные слова и прикосновения заставляют партнера сходить с ума: терять контроль и волю, становясь податливой субстанцией в его руках. Наблюдая этот кайф большинство людей способны отождествиться с ним и почувствовать себя частью единой системы, ощутить изменение реальности и расширения собственного сознания. Однако чаще всего объектное восприятие сексуального кайфа требует тренировки. Сексуальное возбуждение — это галлюциноген, который изменяет восприятие и самоидентификацию. Это эндогенная субстанция, которая меняет нейрохимию мозга. А раз это процесс, тесно связанный с нейрохимией, на него не только можно, но и нужно учиться влиять.

Во-первых, необходимо понимать и осознавать значение стыда, это поможет правильной ориентировке в сексе, научит не избегать табу, а использовать их, а так же снизит подсознательное сопротивление. Во-вторых, надо искать и компилировать ассоциации сексуального характера, вызывающие стыд, а так же помогать это делать партнеру, совместно фантазируя на все возможные варианты сексуального поведения, связанные со стыдом. В-третьих, нужно понимать, что в паре объектно-субъектные роли должна быть поделены, партнеры могут меняться ролями, либо закрепить друг за другом роли, но они не могут быть оба субъектами кайфа, как это в основном случается в большинстве пар. Женщины ждут, что наскучивший партнер каким-то хитрым образом соблазнит, искусит, возбудит и сведет с ума их. А мужчины ожидают, что надоевшая партнерша сделает нечто, что соблазнит, искусит, возбудит и сведет с ума их. При взгляде на некоторые пары создается впечатление, что им всем не хватает третьего, который бы удовлетворил потребности обоих в сексуальной феерии. На самом деле и третий, и четвертый, которые могут появляться в таких парах, в виде тайных или явных любовников и любовниц, как правило, сами претендуют на субъектную роль. Объектному восприятию сексуального кайфа нужно учиться, или, во всяком случае, пытаться брать на себя роль змея-искусителя ради того, чтобы доставить партнеру наслаждение: вторгнуться в его интимное пространство, растлить его и, вызвав стыд, ввести любовника в трансцендентальный сексуальный экстаз.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова