main contact

Союз свободных

«Эгоист generation», декабрь 2007 — январь 2008, рубрика «Другое я»

Идеальная женщина — это блондинка из анекдотов. С кукольной мордашкой, не обезображенной интеллектом. Интеллект обезображивает женское лицо, придавая ему мужские черты. Нет ничего удивительного в том, что обезображенные интеллектом женские лица нынче в моде. Кроме этого в моде узкие женские бедра, высокий женский рост, сексуальная женская активность и накаченный женский пресс. Капризная мода требует, чтобы женщина все больше походила на мужчину. Зачем?

souz-svobodnih.jpg

Аристотель, отец логики, был жесток в своем определении женщины, но совершенно логичен: «Женщина — это увечный, от природы изуродованный мужчина». Женщина времен Аристотеля была «изуродована» материнством, поскольку материнство в тех социально-экономических условиях требовало выполнение биологической роли в ущерб личности. Один из основных законов психологии гласит, что «способности развиваются в процессе деятельности». Первобытный охотник не обладал способностями программиста, поскольку не только никогда не видел компьютер, но и о простой арифметике имел самые убогие представления. Симона де Бовуар в своей книге «Второй пол» в ответ на вопрос, почему среди женщин так мало значительных творческих фигур, писала, что выражение в сфере живописи, литературы и философии требует обязательной личностной свободы для метафизических стремлений. Женская идентификация строго ориентирована не на метафизическую, а на физическую сферу — сферу брака и деторождения. До двадцатого века женская роль была ограничена исключительно домашним бытом. Вирджиния Вульф сочинила историю о судьбе предполагаемой сестры Шекспира. В то время, как будущий великий поэт постигал бытие, занимаясь охотой, любовью и философией, его сестра сидела дома и под строгим наблюдение матери штопала старые носки. Какой опыт можно извлечь, день за днем созерцая мужские носки? Личность девочек формировалась в условиях только примитивной деятельности, а значит примитивны были и их способности. Требовать от сестры Шекспира гениальных пьес почти столь же абсурдно, как и ожидать от первобытного охотника компьютерных идей.

Большинство женщин до сих пор возмущает вывод Отто Вейнингера о том, что у женщин нет души. Большинство мужчин до сих пор возмущает совет Отто Вейнингера: «Если женщина хочет стать человеком, она должна перестать быть женщиной». Однако Вейнингер отличался гениальной, в лучшем смысле слова аристотелевской логикой. О какой душе может идти речь, если существо ориентировано на биологическую роль и жизнь плоти? И как стать человеком, оставаясь женщиной, если женственность — это и есть ориентация на плоть? Женственность противоречит индивидуальности, и современная женщина, желая быть личностью, непременно входит с женственностью в конфликт. Она может подчеркивать женские черты в имидже, культивировать любовь к кулинарии, предпочитать маскулинных мужчин и всячески позиционировать себя хрупким и нежным цветком — это всего лишь ухищрения, с помощью которых она пытается добиться компромисса и сгладить конфликт, о котором говорил Вейнингер. По сути она пытается быть человеком, а выглядеть женщиной.

Если рассмотреть как выглядит женственность, станет понятен и ее концепт. Женственны тонкие кружева и блестящие украшения, макияж, делающий губы и глаза яркими как у куклы, косметика, делающая кожу и волосы мягкими как у ребенка, парфюм, делающий запах сладким как мед, женственна кошачья походка, кокетство, томные или игривые взгляды, нежный голос, звонкий смех, слезы, застенчивость и наивность. Женственная женщина инфантильна. Она похожа на ребенка. Если же она хочет взрослеть, оставаясь женственной, она вынуждена притворяться инфантильной. Женственная женщина не просто уступает лидерство мужчине, она ищет его лидерства, как любой инфантил нуждается в покровительстве. Если же женщина хочет становиться сильнее, оставаясь женственной, она вынуждена притворяться беспомощной.

Самка птицы притворяется птенцом, чтобы найти самца — отца своих детей. В период брачного токования она беспомощно разевает клювик, проверяя, который из самцов охотнее и проворнее принесет ей червяка. Логично, что ожидая от мужчины качеств кормильца и защитника (мужественности), женщины испокон веков демонстрируют ему свою инфантильность (женственность). Демонстрируют до сих пор, хотя теперь это скорее лицедейство. Женственность и мужественность — гендерные роли. Очень разные из-за кардинальной разницы социально-культурных сфер, которые испокон веков делились на мужскую и женскую. Эти роли до сих пор некоторые считают естественными, хотя они были естественны лишь в тех условиях, когда залогом выживания людей было четкое деление обязанностей. Кормящая и беременная женщина была не способна обеспечить себя и своих многочисленных детей. Причитая над количеством разводов и оплакивая крах семьи, почти никто не задумывается, что действительно крепкой может быть только та пара, в которой половины не способны друг без друга существовать. Если половины самодостаточны, крепкой такая пара не может быть априори. Нельзя и рыбку золотую съесть, и сесть на трон владычицы морской. Крах семьи неминуем в условиях развития общества.

Птицы создают крепкие пары, поскольку самка не может одна выкормить птенцов. В тех животных видах, где самка сама справляется с кормлением потомства, есть секс, но не возникает пар. В современных экономических условиях для деторождения появилось множество альтернатив, кроме семьи. Женщина способна заработать на себя и ребенка до беременности, во время беременности, сразу после беременности. Кто заставит ее отказаться от того, чтобы стать человеком? Тем более, когда акты деторождения многократно сократились, благодаря развитию контрацепции. Демографы взывают к гражданской женской совести, однако гражданская совесть — не та сила, которая способна подавить остальные потребности. Женщин надо с младенчества помещать в условия, где они не будут заниматься ничем, кроме штопки носков. В этом случае в детородном возрасте у них не возникнет потребности в творческой самоактуализации. Не зря калым за безграмотную невесту в аулах дают больше, чем за грамотную. Грамотная женщина не способна заниматься обслуживанием мужчины и чувствовать себя удовлетворенной. У нее развивается депрессия от сложившихся уже, но не реализованных способностей. Личность женщины следует глушить в зародыше, только тогда из нее получится идеальная патриархальная жена. И воплотится мечта Жириновского о том, что «дело женщины — в койку и рожать, в койку и рожать, в койку и…»

Современная женщина, которая по привычке все еще держится за свою беззащитность, опасаясь утерять женственность, но при этом осваивает новую гендерную роль, которая не отличается от мужской, подвергается нападкам сразу с двух сторон. С одной стороны, она уже недостаточно женственна. В ней все меньше мягкости, нежности, желания заботиться о домашнем уюте и прихотях мужчины, а так же куда меньше желания рожать много детей. С другой стороны, она — все еще недостаточно личность. Большинство женщин пока не способны конкурировать с мужчинами в социальной и творческой сфере. Этот переходный период воспринимается ими очень болезненно и заставляет метаться туда-сюда. Они кажутся себе какими-то мутантами, для которых нет места под солнцем.

Мутируют постепенно и отношения с мужчинами из традиционного брака в союз двух свободных людей, что вызывает в женщинах целую кучу претензий к партнерам. Наиболее нелогичные женщины обвиняют мужчин в недостаточной мужественности, забывая о том, что сами они давно не женственны. Привыкая потихоньку к гендерному равенству, мужчины уже не способны чувствовать в женщине объект для опеки. Претендуя на гендерное равенство, женщины не способны эту опеку благодарно и покорно воспринимать. Претензии современной женщины утопичны. Мужчина должен уважать ее, прислушиваться к ее мнению, считаться с ее личностью и свободой, а при этом оставаться ее опекуном и кормильцем. Но опека с кормлением подразумевают и руководство. Способна ли женщина жить под руководством мужчины? Не в тот конкретный момент, когда ей необходима очередная порция корма, а постоянно? Как в старом анекдоте: даже если она сбреет бороду, куда она теперь денет умище? Что выросло, то выросло. Эволюцию вспять не повернуть.

Единственный выход для женщин, желающих удачно балансировать на грани переходного периода — это изъять из отношений с мужчинами инфантильные претензии. Права всегда ведут за собой обязанности. Право на уважение обязывает к самостоятельности. Женственность — это атавизм, которым пока еще модно украшаться. Здесь, однако, стоит соблюдать правила, чтобы изящная маскировка, скрывающая обезображенное интеллектом лицо, не превратилась в кружевной чепчик, который напялил Серый Волк, притворяясь бабушкой. Не стоит врать ни себе, ни мужчине, играя инфантильную дурочку. Пусть он, как и вы, знает, что это всего лишь карнавальная маска. Вся эта ваша супер-женственность, роскошная пассивность и сексапильная беспомощность. Если вам и вашему мужчине комфортнее заниматься любовью в условиях традиционных гендерных ролей, что ж, надевайте эту маску по случаю, но не забывайте ее честно снимать. Иначе однажды вы услышите от своего мужа песню Жириновского, а эта песня не про вас. Как бы вам иной раз ни хотелось деградировать до идеальной женщины и спрятаться за мужественное плечо. Вы посидите там недолго, и потом, непременно озвереете и захотите сожрать своего мужчину как Волк Шапку.

А за спиной вероломно съеденных всегда стоят угрюмые лесорубы…

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова