main contact

Синдром бабы-яги

«Эгоист generation», ноябрь 2004, рубрика «Другое я»

Жена психолога была благодарна своему мужу за то, что он — самовлюбленный осел. В противном случае его давно насторожил бы факт, что очередь на психологические консультации в кабинет его жены на порядок длиннее, чем к нему. Как всякая любящая женщина жена психолога боялась, что муж разглядит в ней соперника, и тогда прощай, семейная гармония.

Семейная гармония казалась жене психолога незаслуженным подарком судьбы. Судьба одарила ее мужчиной, считающим себя гением. Настоящий гений, безусловно, не подарок, а кара небесная. Гении капризны, склонны к дурным привычкам и сексуальным излишествам. Однако, обычный мужчина, воображающий себя гением, это лучшее, что может повстречать на своем пути женщина. Такой муж смотрит на умную жену снисходительно. Снисходительный взгляд избавляет женщину от изнурительной необходимости каждую умную фразу, вырвавшуюся случайно, сопровождать улыбкой идиотки.
Некоторые женщины не замечают за собой специфическую манеру улыбаться, потому что бабушки и мамы передали им ее генетически, хоть и говорят, что приобретенные навыки не наследуются. Те женщины, которые этот навык не унаследовали и не смогли развить, остаются одинокими и невостребованными. Когда мужчина видит у женщины улыбку идиотки, он находит эту женщину соблазнительной. В умении определенным образом улыбаться заключается пресловутое женское обаяние. Жене психолога приходило в голову, что улыбка идиотки символизирует открытый и беззащитный половой орган женщины. Если мужчина не видит на женском лице заранее восхищенного выражения, он не торопится вступать с женщиной в сексуальный контакт. Так он защищает свою мужскую самооценку. Антагонистами улыбки идиотки являются проявления ума, особенно ума критического. Критический ум, словно хищный оскал, отпугивает мужчину. С такой дамой мужчины избегают близости, опасаясь акульих челюстей, скрывающихся в нежной плоти. Если женщина не умеет маскировать критический ум, ее личное счастье не спасет даже улыбка идиотки. Каким бы пушистым ни выглядел граф Дракула, его с потрохами выдают торчащие наружу клыки.
Если на консультацию к жене психолога приходила женщина и жаловалась на отсутствие личной жизни, жена психолога старалась объяснить ей, насколько ее лицо обезображено интеллектом. Женщины после таких консультации уходили просветленными, большая часть — с улыбками идиоток. Личная жизнь этих женщин налаживалась моментально. Иногда прямо за дверями кабинета. По сложившейся стихийно традиции каждая благодарная пациентка, нашедшая мужа, дарила своей спасительнице бабу-Ягу. Кабинет постепенно наполнился носатыми куклами в косматых париках. Теперь новой пациентке жена психолога показывала свою коллекцию и объясняла, что, не смотря на привлекательность пациентки, из ее глаз на мужчин глядит такая же баба-Яга. Когда пациентка устраивала свою личную жизнь, она приносила в коллекцию новую бабу-Ягу в знак того, что мужчины на самом деле не волки, а козлятки, и ради семейного счастья женщина должна навсегда избавиться от бабы-Яги в себе.
Психологу фокусы жены с куклами, как и все остальные игры, которые она придумывала для своих пациенток, казались милыми, только и всего. Причину профессионального успеха жены, который давно превзошел его собственный, психолог видел в том, что ее консультации, хотя и не так эффективны как его, достаточно просты и понятны, чтобы снискать народную славу. Психологу никогда не приходило в голову интересоваться мнением жены по поводу какого-нибудь сложного случая. Если психолог делился чем-то из своей практики, то на правах рекомендаций и лекций для начинающих специалистов. Жена психолога воспринимала такое положение дел позитивно. Она считала, что это оптимальный вариант отношений. Каждая женщина должна однажды решить для себя, нужен ей мужчина или нет. Большинство семейных проблем возникает из-за того, что женщина никак не может определиться. Живя с мужчиной, она все время тестирует его на пригодность. Как правило, ни один подобный тест мужчина не проходит. Однако, женщина продолжает с ним жить, терзаясь сомнениями и провоцируя его на скверные поступки. Она словно надеется, что однажды перевесит хорошее, либо перевесит плохое, и тогда можно будет принять решение. На самом деле, решение насчет мужчины должно приниматься волевым путем. Чем раньше, тем лучше. Это позволит женщине сэкономить огромное количество сил. Сэкономленные силы лучше употребить на создание психологического климата в паре. Заниматься климатом нужно самостоятельно, не пытаясь привлечь к этому мужчину.
Секрет заключается в том, что мужчине женщина нужна с практической точки зрения, а женщине мужчина нужен чисто теоретически. Часто мужчина нужен женщине потому, что она так воспитана. Или потому, что ей больше нечем заняться. Из-за того, что конкретной потребности в мужчине у женщины нет, она так остро реагирует на конфликты. Конфликты обостряют и без того болезненные сомнения. Женщина разрывается пополам, и одна половинка рвется бежать, а другая цепляется за мужчину. Этот кошмар знаком каждой женщине с тех пор, как вышло из моды продавать их замуж за калым. Колебанием между «уйти» и «остаться» объясняется известный феномен. После ссоры женщины не могут спать, мечутся и стремятся продолжать выяснение отношений. Мужчины, напротив, отворачиваются и спокойно засыпают. Если мужчина видит, что спать ему не дадут, он хлопает дверью и проводит ночь в другом месте. Женщина мечется и рыдает до утра, проклиная черствость и жестокость мужа. На самом деле, никакой жестокости нет. Мужчину не мучают сомнения насчет женщины, поэтому он хочет закончить ссору побыстрей. Женщина мечтает определиться и поэтому старается раздуть любую ссору до критической точки. Женщина считает конфликт исчерпанным лишь тогда, когда мужчина помог принять ей окончательное решение. Например, он упал на колени, и она решила его простить. Или он ударил ее, и она решила подать на развод. Миролюбивая привычка мужчин ускользать во время ссоры приводит женщин в такое бешенство, что мужчины, имеющие опыт общения с дамами, никогда не рискуют просто хлопнуть дверью, а предпочитают инсценировать звонок с вызовом на работу.
Женщина должна принять волевое решение, быть браку или нет, и если да, взять на себя заботу о психологическом климате в паре. В этом случае семейная жизнь может стать практически идеальной. Практически идеальная семейная жизнь психолога держалась на том, что его жена играла роль ученицы мастера психологии. Жену психолога эта роль не задевала. Она казалась ей менее пошлой, чем роль проститутки в черных чулках или медсестры в белом халате, которыми балуют своих мужей любящие жены. Садомазохистскую игру в ученицу и учителя жена психолога считала более эротичной, чем популярную среди семейных пар игру в служанку и ее господина.
Жену психолога, однако, посещали и другие мысли. Она думала о том, что идеальный климат, который она создала в своей семье, уныло однообразен. Жена психолога опасалась, что муж может настолько расслабиться, что перестанет замечать ее присутствие. Так она превратится в просиженное кресло, ценность которого человек сознает после того, как отнесет это кресло на свалку.
«Любимый, — сказала жена психолога мужу бодрым голосом, каким традиционно обращалась к нему за профессиональным советом. — Ты можешь мне ответить на вопрос?» Психолог шевельнулся, но какое-то время не мог оторваться от газеты. Жена знала, что беседа из серии лекций для начинающих специалистов является излюбленным блюдом ее мужа. Можно даже сказать — афродизиаком, если речь шла о лекции перед сном. Самый сильный возбуждающий эффект такая лекция носила, если жена пыталась возражать мужу, а потом признавала его правоту. Чтобы усилить эффект еще больше, психолог делал вид, что ему слегка досаждают вопросы жены. Он вздыхал, без энтузиазма откладывал газету и обращал на жену утомленный мудростью взгляд.
Дождавшись окончания ритуала, жена психолога сказала: «Метод, которым я эффективно пользуюсь, работая с пациентками, основывается на развенчании авторитета мужчины. Показывая женщинам, что мужчины слабы и уязвимы, мне удается добиться того, что они перестают относиться к мужьям всерьез. Как только исчезает авторитет, прекращаются любые претензии. Женщина начинает смотреть на мужа как на собачку престижной породы, которую она завела для собственной прихоти, а потому обязана любить. Я не считаю, что цель всегда оправдывает средства, однако, я не знаю другого средства, которое примиряло бы женщин с тиранией мужчин».
«На самом деле нет никакой тирании, — сказал психолог. — Удивительно, что ты уверена в необходимости борьбы. Это значит, ты до сих пор сомневаешься в собственной ценности. Когда Фрейд писал о комплексе кастрации, он имел в виду зависть женщин к пенису в символическом, а не буквальном смысле. Женщина боится, что является кастрированным мужчиной, то есть мужчиной без личности. Поэтому она борется. Ты предлагаешь еще один метод такой борьбы — внутренний террор. Я давно наблюдаю, как ты мечешься между желанием получить от меня признание и страхом, что это станет началом войны. Даже если война начнется, это будет твоя война с собой. Я не могу воевать с тобой, потому что ты — моя любимая. Это ты чувствуешь себя комфортно в роли более слабой и более глупой, а не я навязываю тебе эту роль. Это ты боишься утратить свою женственность, думая, что она связана с беспомощностью. Это ты испытываешь страх, что будешь мне не нужна, если я перестану ощущать твою подконтрольность. Это ты боишься соперничать со мной, полагая, что я не переживу твоей победы, и это разрушит мою любовь. Ты приписываешь мне свои собственные гендерные комплексы, и так же, я думаю, поступают большинство твоих клиенток. Поэтому им так нужны игры в бабу-Ягу и партизанские войны. Их мужья очень удивились бы, узнав, что выступают в роли противников»
«Лицемер, — сказала жена психолога. — Это классическая форма демонстрации превосходства — отрицать саму возможность соперничества. Скажи, а тебе не трудно считать меня своей половинкой и продолжать снисходительно любить в то время, когда мои заработки стали больше в два раза, чем у тебя?»
«Не волнуйся, — сказал муж. — Твои заработки вовсе не мешают мне снисходительно тебя любить. Я не разлюблю тебя, даже если ты уйдешь от меня, потому что не намерен отрезать от себя кусок. Люди думают, что обязаны себя кромсать, чтобы стать лучше. Женщины стараются отрезать свою личность, полагая, что мужчины именно этого ждут. Тебе отрезать личность жалко, поэтому ты прячешь ее от меня, как маленький зверек свою добычу. Не прячь. Я жду не дождусь, когда твои заработки станут еще больше. Может быть, тогда ты наконец поверишь в собственную ценность и избавишься от навязчивого страха, что я могу тебя подавить и превратить в свою бледную тень. А избавившись от этого страха, увидишь, что я могу любить тебя сильной и самостоятельной, без твоей фирменной «улыбки идиотки»».

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова