main contact

Разврат и девичья фамилия

«Эгоист generation», сентябрь 2004, рубрика «Испытание чувств»

В приличном журнале должна быть хотя бы одна неприличная рубрика. При-личия — это то, что прилагается к личности для удобного выхода в свет. Когда света в комнате нет, приличия неудобны. Если эта статья покажется вам неприличной, не читайте ее в свете. Есть отличное слово «интимность», корень которого «тьма» — скрытая сторона личности.

В разврате, если взглянуть на него без истерики, нет ничего страшного. Любой сексуально распущенный гражданин мужского пола с этой опасной дорожки быстро ступает на благородный путь аскетизма. Если гражданин придерживается принципов сексуальной распущенности, опираясь на какую-нибудь духовную концепцию вроде Тантра-йоги или Дао любви, он приходит к сексуальному аскетизму сразу же, как только до него дойдет суть учения. Если гражданин сексуально распущен без руководства учителя, он все равно будет выброшен на тропу вынужденного целомудрия властной рукой дамы, двоюродная сестра которой носит косу через плечо, — импотенции.

Развратники Маркиза де Сада похожи друг на друга как клоны не потому, что Маркизу не хватило художественного таланта. Распущенность быстро приводит мужчин к эректильной дисфункции. В какой-то момент пробудить угасшую функцию не помогают никакие художества, кроме тех, которые Сад любезно описал в своих произведениях. Только порядочным людям эти описания могут казаться бессмыслицей. Распутник, не желающий мириться с предательством любимого органа, оценит каждое слово Сада. Когда пресыщенная плоть перестает реагировать на ласки красивых женщин, эффективна плеть в руках уродливых старух. За этой гранью, которая сохраняет силу недолго, остается только крошечное пространство сексуальных стимулов, пробуждающих ток в ослабленной цепи — трупы и экскременты. Следующая стадия, описанная Садом, — последняя, хотя возможно и самая экстатичная — смерть.

Милые люди, собирающиеся для занятий групповым сексом, напрасно полагают, что, помолившись перед половым актом, как завещал великий Ошо, они получат в компании друг друга не разврат, а тантрический секс. Хитрый Бхаваган Шри Раджниш разрешал своим ученикам сексуальные шалости, считая, что снятие сексуальных табу пресытит и усмирит плоть быстрее сознательной аскезы. «Не пропустите момента, когда вашему телу больше не захочется секса, — намекал Ошо на неизбежную эректильную дисфункцию и фригидность. — И перестаньте отныне секс искать. Ищите наслаждения не в партнере, а в себе. Ваше блаженное одиночество — вот настоящий источник любви». Как и апостол Павел, Раджниш считал, что идти на поводу у плоти лучше, чем «распаляться», но суровый Павел разрешал только брак, а веселый Раджниш — любую сексуальную распущенность, лишь бы быстрее прошел интерес ко всякому сексу. Вожделенного начинающими развратниками тантрического секса, таким образом, в природе не существует. Тантра начинается там, где заканчивается секс. Наивный в силу своей чистоты Ошо верил, что людям не хочется секса, как только их плоть перестает реагировать. К сожалению, при известных условиях люди готовы насиловать свою плоть в поисках секса до последней черты, описанной ужасным Маркизом.

С последователями Дао любви дело обстоит еще сложнее, чем с искателями тантрического секса. Кому захочется разбираться с глубокомысленными писаниями философски настроенного Лао Цзы, когда на книжных прилавках полным полно брошюр, рекомендующих каждому мужчине стать даосом, т. е. потреблять как можно больше женщин и считать сексуальной гармонией поочередный половой акт с «божественной семеркой»? Никто и не вспомнит, что Дао любви в том виде, в котором оно пересказывается, стало популярно в Китае из-за демографической катастрофы. Воин Дао должен был сексуально удовлетворять как можно больше женщин ежедневно в течение долгих часов, не эякулируя в них или эякулируя редко — в дни «красной луны» — менструации. Воинский подвиг заключался в том, что, удовлетворяя дам под завязку, воин гарантировал, что эти дамы не отправятся к другим любовникам, которые могут оказаться не воинами, а просто похотливыми китайцами, готовыми сладострастно в дам эякулировать, наплевав на перенаселение и на угрозу голодной смерти родного государства. Чем больше даос брался взвалить на себя сексуально озабоченных дам, тем более честь и хвала была ему со стороны спасенного им Китая.

Дао любви не зря называют «срединным путем». Даос должен был оставаться в состоянии теплоты, не допуская нагревания своей энергии и течения ее вниз, и не разрешая ей охлаждаться и подниматься вверх. Разогревание не только вызывает у мужчины неизбежную эякуляцию, но и ведет к страстной привязанности к одной единственной женщине. Может ли воин позволить себе эгоистическое наслаждение?

Охлаждение плоти, обязательно возникающее у человека, вставшего на духовный путь, даос не мог позволить себе из сострадания. В то время, как его душа безмятежно воспарит к божественным высотам, кто удовлетворит внизу опасные потребности женщин? Хороший воин должен быть достаточно предан своему народу, чтобы принести ему в жертву не только тело, но и дух. Снимая шляпу перед самоотверженностью древних китайцев, я с огромным удивлением смотрю на их российских последователей. Ради какой прекрасной идеи они занимаются групповым сексом с женщинами, надежно защищенными от деторождения внутриматочными спиралями и гормональными контрацептивами, да еще в условиях демографического кризиса?

Тантристы, традиционно устраивающие на ночных пляжах Коктебеля групповые оргии, приходят к сексуальному пресыщению так же быстро, как и даосы, окруженные «божественными семерками». Некоторые из первых, как и хотел Ошо, начинают медитировать, некоторые из вторых начинают медитировать тоже, догадавшись, что они, слава богу, не в древнем Китае и могут не тратить свое драгоценное Дао на баб. Большинство же истощенных развратников, к сожалению, медитировать не начинают, а пытаются найти где-нибудь что-нибудь сколь-нибудь сексуально привлекательное. Справедливости ради следует заметить, что редкие из этих поисков заканчиваются так круто, как у смельчаков безумного Сада. Обычно бедные развратники ходят вокруг того рва, за которым находится замок, где резвятся герои «Ста двадцати дней Содома». Суть проблемы, однако, от этого не меняется. Либертены Сада от точки истощения шагают в ад, просветленные ученики Ошо и воины Дао поднимаются к небу. В том и другом случае сексуальная энергия является чем-то таким, что исчерпывает себя в условиях группового секса. Исчерпывает себя к счастью, если человек готов ступить на духовный путь и, к сожалению, если не готов.

Стоит обратить внимание на то, что и под групповым сексом, и под сексуальной распущенностью я имею в виду все сексуальные связи, не отягощенные интимностью, то есть эмоциональной близостью с конкретным человеком. Секс такого типа является по сути групповым, даже если человек занимается им с одним партнером. До тех пор, пока нет интимности, есть только большая или меньшая группа неодушевленных тел. К безличному сексу призывал Ошо из самых лучших побуждений. Он хотел, чтобы человек избавился от ощущения, что любовь связана с кем-то. Любить можно одного, второго, третьего, всех сразу и по отдельности, потому что любовь — внутри нас. Сексуальное влечение, однако, это то, что в результате безличной любви исчезает.

Сексуальная энергия, если не придираться, это энергия, которая направлена на эволюцию всего человечества. Человек может думать что угодно о своем желании или нежелании размножаться, однако, он вынужден согласится, что до тех пор, пока человечеству неизвестно, камо оно, на самом деле, грядеши, что представляет из себя коллективный разум и что такое индивидуальная душа, сексуальность — тайна за семью печатями.

Связь сексуальной энергии с интимностью очевидна. Сексуальность человека растет, пока он готов обнажаться, то есть снимать с себя защитные слои. Какое-то время сексуальность человека, вставшего на путь безличного секса, может расти, но лишь до тех пор, пока ему есть, что снять. Первые опыты группового секса некоторых людей приводят в состояние сексуального восторга. Едва, так называемая новизна исчезает, пропадает и возбуждение. Теперь, чтобы вызвать его, нужно преодолеть новый рубеж, то есть сбросить с себя новую скорлупку. Но количество скорлупок, которые можно скинуть при безличном сексе — ограничено. Это — коллективные сексуальные табу. На долю современных людей табу почти не осталось, если не считать тех, которые описывает в своих триллерах Сад.

Старушка Эммануэль в течение нескольких лет впадала в состояние оргазмических судорог от самых невинных тайских штучек. При подобном менталитете аромат разврата действительно щекочет чувственность до обморока, и каждая расстегнутая пуговица на викторианском платье сопровождается со стороны гипофиза продолжительным фонтаном радости. Но и бабушка группового секса, пресытилась. Чтобы разогреть себя, ей стало необходимо развращать невинных детей. Идентифицируясь с ними, она находила в их волнении чуть-чуть волнения для себя.

Ничего не поделаешь, безвозвратно ушли времена, когда бледная женская щиколотка, мелькнувшая из-под длинного платья, могла вызвать дрожь у такого бывалого ловеласа, как наш великий поэт. Наконец эти глупые времена канули. Нет резона пытаться вернуть телу потерянный интимный смысл. Лучше взглянуть на настоящую интимность, которая не только не потеряла влияния, но теперь, когда телесная шелуха потихоньку осыпалась, стала иметь в отношении сексуальности абсолютный приоритет.

Полигамный секс — понятие еще более спорное, чем секс тантрический. Секс — это пол, то есть половина. Одна вторая божественного андрогина. Как зачатие происходит в результате соединения только двух половых клеток, в сексе может быть лишь двое участников. Групповой секс ради точности следует называть групповой мастурбацией. Мастурбацией занимается даос, удовлетворяя свою великолепную «семерку». Любой безличный секс, даже один на один, является мастурбацией. Только слияние одного живого существа с другим можно считать сексом. Кажется, что любая из любовниц даоса — живой человек, хотя и замученный бестолковым секс-марафоном. На самом деле подружки даоса живы лишь относительно, во всяком случае, даосу их живость до фонаря. У него есть понятие о прекрасной женщине Дао — его возлюбленной подруге-дереве. Женщина-дерево — это олицетворенная инь даоса. Хотя внешне эта инь может принимать разные женские обличия, ее сущность одна и та же. Это сам даос. Чтобы мочалить, извиняюсь за словечко, дам, даос сначала выполняет техники по созданию чувственной оболочки для собственной инь, после чего становится возможным секс с ней, то есть с собой, одним словом — мастурбация.

Любая мастурбация, т. е. любой безличный секс, даже даоский, — это нечто прямо противоположное сексу — попытка бежать в одиночество от совокупления с другим существом. Такая попытка всегда приносит положительный результат — секс остается далеко позади. Тантра, как мы выяснили, таким результатом довольна. Учителя бедных даосов понуждают их не приближаться к сексу и не удаляться, сохраняя «срединное» состояние сексуальной энергии. Возможно, самым неистовым из китайцев и удается вызывать эрекцию силой одного лишь патриотизма. (Азиаты вообще так фанатеют насчет своей родины, что могут, как известно, со счастливой улыбкой медленно-медленно вспороть себе живот). Мне, однако, трудно поверить в повторение этих фокусов нашими даосами — вальяжными, будто кастрированные котики.

Один такой даос не только выпустил несколько книжек о своем якобы учителе Дао — Ли, но и продиктовал жене Ирине к этим книжкам предисловие: честно- честно, мол, мой муж такой даос-даос, любовниц у него миллион, все красавицы, гоняются за ним, волосы на себе рвут и обещают облить меня, его жену, от ревности серной кислотой. Впрочем, может быть, и не диктовал он жене ничего такого, а просто взял сам и написал, утерев в этом смысле нос Кастанеде, который тоже, говорят, выдумал своего Дона Хуана, но жену Ирину с предисловием (дескать, честно-честно, мой Кастанеда такой маг-маг) придумать, конечно, не догадался. А с другой стороны, этот наш даос откровенно написал, что весит он сто двадцать килограммов. Может столь толстый человек позволить себе хоть какую-то компенсацию?

Не связывайтесь с даосами, девочки. Такой любовник для женщины — сомнительное удовольствие. Дать вам даос ничего не даст, на то он и даос. Но и взять, что самое обидное, побрезгует. Самую пылкую вашу страсть, он пропустит сквозь себя, прикинувшись старым деревом, а для того, чтобы быстро не эякулировать и не опозорить Дао, будет охлаждать себя мыслями, что старое дерево — это вы. В крайних случаях, если образ дерева не помогает, опытные даосы рекомендуют думать о том, что рядом не женщина, и даже не старое дерево, а труп. Вам это надо? Некоторым женщинам, правда, монотонный вагинальный массаж помогает. Успокаивает нервы и даже усыпляет. Однако, даосы в этом смысле уступают фаллоимитаторам, поскольку сделаны из резины недостаточно прочной. А вы бы не обмякли, если бы представили, что под вами — труп?

Сексом желательно заниматься с мужчиной, который испытывает страсть. Любовь мужчины, честно говоря, не повод заниматься сексом. Если мужчина любит вас, например, тантрической любовью, секс с вами может, чего доброго, вывести его из состояния упоительного одиночества. Чтобы заниматься сексом, нужна сила желания. Пока эмоции остаются под контролем, они не достигают той степени, чтобы вырвать вас из оболочки эго. Мужчина, который не собирается мастурбировать с помощью вашего тела на Тантру или Дао, не хочет поразить вас техникой интимного массажа, а испытывает к вам страсть, дарит вам обоим шанс получить мистический опыт. Те же китайцы говорят: «Какой дорогой не идти к Богу, придешь в одно и то же место». Сексуальный экстаз — освобождение от страха смерти, возможность пережить смерть, не только не страшную, но блаженную и открывающую путь в бессмертие. Как зачатие — это бессмертие человеческого вида, так сексуальное слияние — обретение человеком бессмертия в коллективной душе.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова