main contact

Пояс Венеры

«Эгоист generation», май 2005, рубрика «Другое я»

Когда разгневанная ревностью жена приходит к любовнице своего мужа, чтобы вцепиться той в волосы, ничего замечательного в такой истории нет. Я, по крайней мере, о такой ерунде писать бы не стала. Однако, Рита, к которой пришла Вера, рассталась с ее мужем, то есть с мужем Веры, давно. Задолго до того, как он познакомился с женой, то есть с Верой.

marina-komissarova-poyas-veneri.jpg

С точки зрения Риты ревность Веры была не обоснована, а с точки зрения Веры еще как обоснована, потому что ее муж, несмотря на то, что расстался с Ритой и женился на ней, продолжал любить Риту и почти не замечал альтернативу, то есть собственную жену. Таким образом, Рита оказалась в жизни Веры фигурой зловещей, хотя в действительности была совсем не злой, а наоборот дружелюбной. Неловкое положение Риты еще больше стесняло то, что в момент, когда разгневанная Вера позвонила ей в дверь, на кухне у Риты уже сидела одна соперница, тоже разгневанная и пришедшая по тому же поводу. Своих героинь я назвала так не случайно. Риту я назвала в честь Венеры, которой принадлежал магический пояс, то есть в честь одного из ее имен — Маргарита (жемчужина). Имя Вера — это имя Гера, в котором я изменила первую букву, чтобы выглядело реалистично. С третьей героиней я не стала мудрить и назвала ее как есть, Минервой. Во-первых, из трех пар родителей одни вполне могут быть не в себе. Во-вторых, я тоже имею право развлекаться. В-третьих, присутствие в рассказе героини по имени Минерва не более притянуто за уши, чем сюжет, где на одной и той же кухне соперницы столкнулись сразу две ревнивые жены.

Если смотреть на ситуацию реалистично, не было у Риты никакого магического пояса. Но если смотреть на историю в обратном направлении, то есть со стороны следствий, все указывает на то, что пояс был. Муж Веры, муж Минервы, и другие мужчины, с которыми была близка Рита, не могли ее забыть и мучили своих жен воспоминаниями. Веру, например, муж совсем замучил. В первый же день знакомства, он признался ей, что любит Риту. Вера не знала Риту, поэтому ей казалось, что Рита — это имя нарицательное, гений чистой красоты и юношеский идеал, который она, то есть Вера, должна изжить, то есть выжить из их с мужем спальни. Вера боролась с идеалом целый год, но постепенно ей стало казаться, что это не она выживает гений красоты из спальни, а гений выживает ее. Однажды она пожаловалась другу мужа и попросила у него совета. «Расслабься, — посоветовал друг. — Я и сам люблю Ритку. Это такая женщина, к которой глупо ревновать». Вера, однако, после слов друга не только не перестала ревновать, а прямо с ума начала сходить от ревности. Абстрактный идеал оброс упругой плотью, рядом с которой собственная плоть показалась Вере невыносимой. Не вынеся своего убожества, Вера решилась на хирургическое вмешательство в ситуацию.
Некоторые женщины, испытывая потребность в хирургическом вмешательстве, понимают внутренние импульсы слишком буквально. Они идут к хирургу и уменьшают нос, вместо того, чтобы заглянуть внутрь себя и уменьшить амбиции. К сожалению, мало кто замачает, что внешнее связано с внутренним. Исправляя черту хирургическим способом, люди попадают в западню. Курносые женщины привлекают мужчин, не терпящих женских амбиций. Длинный нос служит для амбициозной женщины своеобразным фильтром, пропуская в ее окружение гибких мужчин, а другим подавая сигнал, обходить эту женщину за версту. Если женщина уменьшила нос, оставив без изменения характер, в ее личной жизни могут начаться проблемы. Стервозность, которая добавляла длинноносой женщине шарм, у кавалеров курносой женщины вызывает отвращение. Между тем, если собственный нос кажется женщине слишком длинным, значит, она тяготится своими амбициями, и полюбив их, непременно заметит, что ее нос стал привлекательней.
Осмотрев себя со всех сторон, Вера пришла к выводу, что в ней плохо решительно все и пошла путем радикальным. Она позвонила жене друга, Минерве, и рассказала ей, что друг мужа, то есть муж Минервы, любит Риту. Минерва в отличии от Веры, Риту знала, но ее муж, в отличие от мужа Веры, про нее помалкивал. Свое отношение к сведениям, которые ей сообщила Вера, Минерва скрыла, громко расхохотавшись. Но бросив трубку, Минерва перестала хохотать и заплакала. Вера, наоборот, вытерла слезы и засмеялась. Она звонила из машины, стоя возле дома Минервы, и теперь ждала, когда та вылетит из подъезда и бросится ловить такси. Про безумную ревность Минервы и ее горячую кровь ходили легенды. Вера справедливо надеялась, что Минерва сейчас же отправится к Рите, и хотела последовать за ней, чтобы увидеть женщину, погубившую ее мечты.
Что касается легенд о ревности Минервы, мнение о человеке часто складывается из каких-нибудь пустяков, но, сложившись, может перекроить жизнь человека. Если родители назвали дочку дурацким именем, судьба этой девочки будет дурацкой. Даже если родители Минервы были греками, а ее имя — не дурацким, а национальным, в инородной среде экзотическое имя все равно звучит по-дурацки, пока человек не поймет, что все необычное нужно использовать, чтобы выделиться. Превращение в культ — принцип для использование всякой нетипичной черты. Нетипичная черта внешности или характера, которую пытаются скрыть, превращается в уродство. Уродство — это неиспользованная энергия успеха.
Когда Вера увидела женщину, погубившую ее мечты, она испытала шок. Гений красоты был нестандартных объемов: в области груди заурядных, а в нижних областях — очень крупных. Для Веры, которая подвергала нещадным массажам и инъекциям каждый избыточный или недостаточный сантиметр своего тела, объемы Риты показалась наглостью. Мало того, что Рита как баба-Яга жила в окружении изгороди из сорванных мужских голов, она, как выяснилось, не прилагала усилий. В то время как Вера вела жизнь амфибии, не вылезала из бассейна с морской водой и питалась водорослями, Рита как Венера с картины Рембрандта возлежала на подушках и наслаждалась яствами.
Хотя Рита, безусловно, знала о своих чарах, объяснить Вере насчет пояса Венеры она бы не смогла. Вместо Риты Вере могла бы ответить сама Венера и сказала бы в этом случае следующее. «Живи как амфибия, Вера, потому что у тебя нет другого выхода. Физическая красота — единственная опора для таких женщин, как ты. Богиня Гера знала, что магический пояс —предрассудок. Но каждый раз, стоило ей натянуть мой пояс на себя, она становилась неотразимой. „Я знаю, — говорила Гера, — что это самовнушение. Но у меня не получается внушить себе привлекательность без твоего пояса“. Если хочешь нравиться, Вера, твой единственный путь — физические усилия. Трудись над своим телом, и получишь признание. Конечно, оно будет скромным по сравнению с триумфом Риты. Но о Рите и о ее триумфе, тебе лучше вообще не думать, это опасно для таких как ты. Ты не сможешь вступить на ее путь, а только заблудишься».
Мудрые слова Венеры, которые пронеслись в голове Веры (где-то в области Олимпа), вызвали в ней желание повернуться и уйти. Однако, уже в следующее мгновение Вера ощутила, что ее ноги проваливаются в болото, которое называется магическим пространством. Мгновение назад Вера казалась себе красивее Риты. Всего одно мгновение разделяло гордость Веры и ее позор. Если бы Вера успела ускользнуть, оседлав гордость как метлу, она полетела бы к тренажерам, чтобы дальше варить красоту из седьмого пота. Теперь ее ноги ослабли, гордость рассыпалась, и она опустилась на пол вместе с осколками иллюзий. Вера чувствовала себя ребенком, которого рано отняли от груди, а теперь отобрали и пустышку, служившую утешением.
Минерва, выбежав из кухни, начала стыдить Веру и уговаривать встать с пола. «Как ты можешь унижаться перед этой ведьмой? — спрашивала Минерва — Разве ты не видишь, что это ведьма, а больше никто? Давай свяжем ее и отлупим хорошенько. Пусть она оставит наших мужей в покое». «Ты с ума сошла, Минерва? — возмутилась Рита. — Зачем мне нужен твой муж, подумай сама». «Ты слышишь эту ведьму, Вера? — обрадовалась Минерва. — Что ты плачешь? Не видишь, она смеется над тобой? Ей никто не нужен, а она всем нужна!»
После этих слов, конечно, Минерва, вцепилась Рите в волосы, хоть я и избегала как могла этой дамской кульминации. В тот же самый момент из комнаты вышел мужчина и стал высвобождать пальцы Минервы из Ритиных волос. Хотя обращался с пальцами Минервы мужчина корректно, Минерва завопила, что ей сломали ноготь и вывихнули кисть. Не обращая внимание на вопли Минервы, мужчина вывел ее из квартиры Риты. Вслед за Минервой он вывел Веру, хотя Вера Риту не трогала, а просто плакала на полу. Когда дверь закрылась, Минерва стала колотить в нее и кричать. «Кольцо! Я забыла на кухне кольцо! Два карата!» «Правда?» — спросила Вера. «Нет, конечно», — сказала Минерва и вздохнула.
Они медленно спускались по лестнице. Минерва достала из сумочки пудреницу и посмотрела на себя в зеркальце. «Знаешь, — сказала она Вере. — А мужик у нее так себе. Наши лучше. Знаешь, почему она их бросила?» «Почему?» — спросила Вера. «Потому что, если бы она их вовремя не бросила, они бы сами ушли. Это называется „эффект сериала“. Серия обрывается на самом интересном, и зритель хочет продолжения. А продолжение — может быть, чушь. Главное вовремя оборвать. Поняла?» «Поняла, — сказала Вера. — А вот когда ничего нет, даже обрывать нечего». Минерва остановилась. «Ты что? — спросила она. — Хочешь бросить мужа?» «Нет, — сказала Вера. — Разве можно бросить мужчину, который никогда не был твоим?» «Зачем ты вообще поперлась за мной? — закричала Минерва. — Если такая слабонервная, сидела бы дома!»
«Эх, Минерва, — думала Вера, пока ехала домой. — Ты даже не видишь, какая красивая Рита. Конечно, мужчины в нее влюблены. Женщины с чувством собственного достоинства — такая редкость. Мы все выглядим так жалко. Наша самооценка зависит от комплиментов. Мы выпрашиваем у мужчин комплименты, боремся за это друг с другом и с лишними килограммами. Рита ни с кем не борется. У такой женщины нужно учиться красоте, а не цепляться ей в волосы!»
Приехав домой, Вера собрала свою одежду в сумку и написала записку. «Милый. Я ушла. Я поняла, что не люблю тебя. То есть люблю, но как костыль. А, на самом деле, я не хромая. Просто пока не научилась ходить. Очень прошу, дай мне такую возможность. Не ищи меня. Вера».
Когда Вера вышла из подъезда и кинула сумку в багажник, она увидела на небе радугу. Вера подумала, что радуга — счастливый знак. Она не подумала о том, что дождя не было, а радуга без дождя — это не радуга. Вера понятие не имела, что такое атмосферное явление называется поясом Венеры. Но ученые, давшие атмосферному явлению такое название, сами ни о чем понятия не имели.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова