main contact

Пираты любовных морей

«Эгоист generation», май 2004, рубрика «Другое я»

Судьба, если кто не знает, термин судостроительный. Означающий искусство определять направление корабля по звездам. Если звезды для вас, как для поэта, только плевочки или жемчужины, можно нанять штурмана. Одного из тех нахальных ребят, которые называются психологами и берут на себя смелость советовать, куда и каким маршрутом плыть, чтобы не сесть на мель и не угодить в бермудский треугольник.

Однажды к психологу в кабинет вошла элегантная дама.
— Вы должны мне помочь, — сказала она.
— У меня нет другого выхода, — сказал психолог. — Вы ведь заплатили в кассу.
— Я стала жертвой астрального нападения, — объяснила дама. — И черного приворота.
— Тогда поторопитесь, — посоветовал психолог. — Через пятнадцать минут касса закрывается. Вы не успеете забрать назад свои деньги.
— И не подумаю, — возмутилась дама и в подтверждение этого села в кресло. — Надежные люди порекомендовали мне вас как лучшего специалиста.
— Надежные люди наврали, — сказал психолог. — Я совсем ничего не понимаю в астральных нападениях. И, если честно, никогда не отличу черный приворот от белого. Я психолог, а не экстрасенс.
— Экстрасенсам я не доверяю, — отрезала дама. — Я вообще не верю в магию и всю эту белиберду.
— Но вы сказали «приворот».
— Я бы так не говорила, если бы не ощущала это каждой клеточкой своего тела.
Изящно взмахнув перед лицом психолога рукой, дама дотронулась пальцами в перстнях до своего декольте, словно хотела обратить внимание на тело, каждой клеточкой которого она ощущала черный приворот. Психолога охватила паника. Количество каратов на пальцах дамы свидетельствовали о том, что он влип по полной программе, и кнопка вызова охраны, на которую он привык полагаться в подобных случаях, может стоить ему неприятностей. «Чертовы надежные люди, — подумал психолог. — Кому, интересно, я так насолил?»
— Можно я буду курить? — спросила дама и, не дожидаясь ответа, достала из сумочки пачку сигарет.
— Чувствуйте себя, как дома, — сказал психолог. — Может, я пойду, приготовлю кофе?
— Не пытайтесь сбежать, — раскусила его дама. — Как вам не стыдно? Перед вами — пациент в состоянии «SOS». Можно сказать, женщина, терпящая кораблекрушение.
— Это кресло исключительно для тех, которые в состоянии «SOS», — сказал психолог. — Я не видел еще никого, кто бы приплыл сюда под парусом удачи и поделился со мной оптимизмом.
— Вы тянете время, — оборвала дама. — А вам пора начинать задавать вопросы. Спросите, например, когда мы встретились впервые.
— Разве мы не только что встретились впервые? — спросил психолог. — Или речь идет не обо мне? Ничего, если я сначала спрошу, о ком вы говорите? Или это слишком интимный вопрос?
— Не стройте из меня дурочку, — обиделась дама. — Вы — психолог, и я готова рассказать вам о своей интимной жизни все.
— Все — это много, — испугался психолог. — У меня сегодня пациенты по записи. Некоторые из них настолько агрессивны, что могут ворваться сюда и наговорить вам лишнего. Я буду чувствовать себя неловко.
— Вы вообще ужасно неловки, — критично сказала дама. — Мне представляли вас, как хорошего психолога, но пока я не вижу ничего такого.
— Ничего такого во мне и нет, — согласился психолог. — Я сам удивляюсь, за что меня здесь держат.
— И еще вы очень болтливы, — сказала дама. — Почему в мире такое неравновесие? Тот человек, о котором идет речь, нем как рыба.
— А о ком идет речь?
— О Некто. Его имени я называть вам не буду. Во-первых…я сама не знаю, как его зовут.
— Но это реальный персонаж? Или герой ваших астральных путешествий?
— Прекратите подкалывать. Это совершенно нормальный человек. То есть совершенно ненормальный, но живой и реально существующий.
— То есть вы видели его так же, как меня?
— Нет. Мы встречаемся в темноте, и я до сих пор не могу разглядеть его лица.
Психолог приуныл. Немой некто, совершающий в темноте астральные нападения — случай тяжелый даже для психиатра.
— Поначалу мне нравились наши отношения, — продолжала дама. — От них сквозило неистовой страстью. Чем-то таким, имеющим в своей основе настоящую чувственность. Вы меня понимаете? Я овдовела два года назад. За это время у меня сменилось три… нет даже четыре любовника. Муж был старше меня на сорок лет. Не подумайте, что брак был по расчету. Представьте: известный ученый, академик, лауреат. Бездна галантности. А я второкурсница. Я повисла у него на шее и все. Он просто не сумел расцепить мои пальцы…
Психолог взглянул на цепкие пальцы дамы с длинным ярко-красным маникюром. Ему представился портрет академика Королева, который смотрел на него грустными глазами.
— Муж был старше моего отца, но меня это не волновало. Мужчины не интересовали меня с этой стороны. Вы понимаете, о чем я? Эта сторона казалась мне жалкой. И даже смешной. После того, как я овдовела, еще более. Всегда, когда я смотрела на любовника без брюк, меня разбирал смех…
— И вот однажды, — поторопил психолог. Дама метнула на него взгляд и вздохнула.
— Да, однажды… Два с половиной месяца назад я получила по почте загадочное письмо. Это было письмо от незнакомца с приглашением на свидание. Бумага была старинной, с вензелями и запахом моего любимого парфюма. Хороший мужской парфюм — моя слабость. Все выглядело так романтично и странно, что…
Дама замолчала, недоверчиво уставившись на психолога.
— Что, преодолев страх, вы отправились по указанному адресу, — продолжил за нее тот. — Дверь квартиры оказалась слегка приоткрыта. Вы позвонили несколько раз, а потом осторожно вошли. В прихожей горел слабый свет. Вы окликнули хозяина, но никто не отозвался. Вы уже хотели уйти, но из дальней комнаты зазвучала музыка. Мелодия становилась то громче, то тише, словно кто-то невидимый приглашал вас войти.
Дама вскочила с кресла. Она вытаращилась на психолога с удивлением и страхом. Ее белое лицо под слоем пудры стало еще бледнее.
— Вы… — прошептала она. — И вы знаете, что было дальше?
— Догадываюсь, — сказал психолог. — Дальше произошло нечто, от чего, как вы выражаетесь, сквозило неистовой страстью. Едва вы вошли в темную комнату, сильные мужские руки обхватили вас сзади и повалили на кровать. Впервые во время близости вам было не до смеха. Наоборот. Звериное дыхание незнакомца вселяло ужас, а его грубые ласки парализовали вашу волю. Совершив акт вандализма, незнакомец сбежал из квартиры, оставив вас лежащей на кровати в растерзанном и мятом платье. Могу поспорить, вам не пришло в голову обратиться в милицию или начать частное расследование. И правильно. Оказалось бы, что владелец квартиры сдал ее на один день неизвестному лицу. Но дело не в этом. Когда прошел шок, приключение неожиданно пришлось вам по вкусу. Ощущение попранного женского достоинства сменилось сильнейшим сексуальным возбуждением. Не правда ли?
— Правда, — пролепетала дама помертвевшими губами. Ее глаза медленно застилала густая пелена. — Здравствуй, дорогой.
— В каком смысле — здравствуй? — насторожился психолог.
Дама поднялась с кресла. Профессиональное чутье подсказало психологу, что на его голову может обрушиться тяжелый предмет.
— Вы с ума сошли? — закричал он грозно и одновременно жалобно. — Вы думаете, это я изнасиловал вас? Я на это не способен! У меня ревнивая жена! Я не люблю секс в темноте! И я боюсь вдов! Около них ошиваются души мужей! Сядьте!
— Нет, это вы встаньте! — приказала дама. — Сейчас же.
Психолог поднялся, предусмотрительно спрятав тяжелую пепельницу в ящик стола. Дама приблизилась к психологу и даже положила ему руки на плечи, от чего психолог ссутулся.
— Вы намного ниже его ростом, — сказала дама с некоторой брезгливостью. — И значительно уже в плечах. Хотя… Может быть это эффект темноты?
— Нет у темноты такого эффекта! — воскликнул психолог. — Щуплый мужчина даже в темноте не становится атлетом. И у женщин, между прочим, от темноты не увеличивается бюст. Вам не кажется?
— Возможно, — согласилась дама. — Но что тогда? Тогда это ваш сообщник?
— Это ваш сообщник, уважаемая, — заверил ее психолог. — Сядьте, пожалуйста, и мы продолжим. Мне неудобно сидеть, когда женщина стоит. И стоять, честно говоря, тоже. Вы на высоких каблуках, и у вас такой мускулистый бойфренд, что я… комплексую.
— Хорошо, — дама вернулась в кресло. — Но вам все равно придется назвать мне этого негодяя. Иначе я не выпущу вас отсюда.
— Перед тем, как уйти, охрана проверяет кабинеты, — сказал психолог. — Я вам искренний союзник, и шантаж в этом случае — лишнее мероприятие. Дело в том, что поведение вашего…негодяя довольно типично. Я как профессионал нахожу его даже банальным. Он написал вам второе письмо?
— Да, — сказала дама. — Он сообщил, что будет приходить ко мне домой по вторникам и пятницам в одиннадцать вечера. Письмо было очень коротким в повелительной манере. Но я приняла эту игру. Я встречала его, как он хотел. Обнаженная, в полной темноте.
— И ни разу не включили свет? — удивился психолог. — Я всегда считал, что любопытство — основной инстинкт женщин.
— Наверное, — мрачно сказала дама. — Он предупреждал меня, что сразу бросит, если я ослушаюсь. Но две недели назад я не вытерпела и включила свет. Увидеть ничего не успела. Он сразу же опрокинул ночник. И с тех пор не приходил ни разу.
Посмотрев на несчастное лицо дамы, психолог понял, что напрасно припрятал тяжелую пепельницу. Найти негодяя дама желала совсем не для того, чтобы расправиться с ним.
— Две недели — не срок, — успокоил психолог даму. — Скоро он притащится к вам, как миленький.
— Вы так думаете? — с надеждой спросила дама и смутилась. — Честно говоря, я не знаю, хочу ли я продолжения. С одной стороны, я только об этом и думаю. Каждый вторник и пятницу я готова залезть на стенку, лишь бы он пришел. Но… Так не может продолжаться. Мне нужен нормальный любовник. Я жажду общения. Я хочу ходить в театр. Ужинать при свечах. Хочу заниматься сексом как женщина, а не как животное.
— Не уверен, — осторожно возразил психолог. — Мне кажется, что если ваш неистовый пират окажется при свете интеллигентным человеком, пригласит вас в театр и преподнесет букет цветов… Вас опять может разобрать смех, едва он расстегнет брюки.
— О чем вы говорите? — заволновалась дама. — Скажите честно, вы знаете его? Он интеллигентный человек?
— Ну он же посылает вам письма на старинной бумаге с вензелями, — сказал психолог. — Кроме того, он бывал в вашем доме задолго до того, как стал насильником. Иначе откуда ему знать адрес? И так хорошо ориентироваться в темной квартире?
— Вы думаете, это один из моих бывших любовников? — воскликнула дама. — Как его имя? Не мучайте меня, иначе я вас задушу!
— Вы меня уже задушили, — грустно сказал психолог. — Откуда мне знать имена ваших кавалеров. Вспоминайте сами. В конце концов, их было всего четверо. Рост и телосложение своего негодяя вы представляете довольно точно. Этот человек общался с вами долгое время, успев изучить ваши склонности, узнать любимый парфюм…
— Не продолжайте, — сказала дама, заливаясь румянцем. — Я уже поняла, кто это.
— Отлично, — похвалил психолог. — Но не признавайтесь ему, что вы в курсе.
— Еще чего, — возмутилась дама. — Больше он не будет играть со мной в эти грязные игры. Я позвоню ему и выскажу все, что я о нем думаю. Как он посмел так относится ко мне?
— Я полагаю этот мужчина относится к вам серьезно, — устало сказал психолог. — Кто пойдет на уголовное преступление, чтобы доставить женщине удовольствие?
— Прежде всего, этот извращенец хотел доставить удовольствие себе, — фыркнула дама.
— Сомневаюсь, — вздохнул психолог. — Не думаю, что этот человек — извращенец. Во всяком случае, именно вас, а не его разбирал смех при попытке заняться нормальным сексом.
Дама задумчиво посмотрела на психолога.
— Вы хотите сказать, что извращенка — я? — грустно спросила она. — А негодяй — благородный рыцарь, желающий меня вылечить?
— Я бы не стал говорить о благородстве, — поправил психолог. — Даже я, сентиментальный в общем-то человек, не лечу никого из благородства. Думаю, ваш негодяй — просто несчастный влюбленный.
— Мне не терпится позвонить ему.
— Зачем? — спросил психолог. — Лучше позвоните мне. Я постараюсь вписать вас в график на следующую неделю. Секс в темноте с насильником — не лучшая терапия вашей фригидности. Есть методы эффективней.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова