main contact

«Эгоист generation», июнь 2007, рубрика «Тайное и явное»

Обещание счастья

Быть богатым хорошо, хотя и обременительно. Так можно себя успокаивать в случае чего. Если с богатством не складывается. Еще хорошо быть красивым, но красивым в любви не везет. Это можно повторять себе, если с лицом не заладилось. Формула «зелен виноград», однако, никогда не звучит достаточно убедительно. И если рядом стоит стремянка, по ней всякий не преминет вскарабкаться.

obeshanie-schastia.jpg

Как быстро разбогатеть, я вам не скажу, потому что не знаю. Наверное это связано с правильным местом в финансовом эгрегоре, лучшие места в который — через фейс-контроль, а фейс-контроль этот очень коррумпирован и мафиозен. Что же касается красоты, то с ней все немного проще. Во всяком случае эта сфера не такая уж теневая и коррупции там никакой нет. Стать красивым можно, и даже если природа наделила вас явными недостатками, можно стать обаятельным и все эти недостатки нивелировать.

Обаятельный человек — это человек красивый. Когда говорят «он некрасив, но обаятелен», это означает, что обаяние этого человека нестабильно и не может держать наблюдателя зачарованным достаточный отрезок времени, чтобы он сделал вывод. Так говорят про людей, обаяние которых вдруг вспыхивает (от нежной улыбки, остроумной фразы, игривого взгляда и т. п.), а потом погасает. Про тех же, кто обаятелен стабильно, говорят так «он очень красив, но (и) красота его неординарна». Иногда сквозь плотную пелену колдовского обаяния человек не может оценить даже очень некрасивые черты. Ему нужно абстрагировать полностью от своего впечатления удовольствия от созерцания, чтобы вынести заключение о том, что черты лица человека далеки от канона. Но и в этом случае, очарованный человек скорее подвергнет сомнению абстрактную идею канона, чем усомнится в конкретных ощущениях своих органов чувств.

Человеческое любование субъективно, а характеристику «красиво» человек дает всему, что вызывает в нем любование. И если в жизни мы очень редко наблюдаем такие колдовские штуки, которые описал Гофман в своем «Маленьком Цахесе» про уродца, причесанного феей, красотой которого любовались все, то это лишь потому, что у людей нет того гребня, который был у феи. При том в более скромном масштабе мы могли убедиться не раз в силе чар любования. В момент страстной любви наш любимый не просто любим и притягателен, а реально красив. Если же мы даем себе отчет в том, что объективно он не красив, это лишь потому, что мы не всегда любили его и не постоянно любим. Когда-то мы увидели его первый раз и, еще не любя, могли критично оценить его внешность, а уже влюбившись без памяти, не раз выходили из этого состояния хотя бы ненадолго и созерцали его вполне спокойно. Только это дает нам представление об «объективном взгляде» и более ничего. Человек слишком субъективен, чтобы он мог абстрагироваться от своего яркого впечатления. Поэтому в самом эпицентре любовных чувств, мы созерцаем красоту любимого лица во всей ее полноте. Как сказал Ницше «Красота — это обещание счастья». Это чувственный восторг от созерцания формы, содержание которой кажется нам прекрасным.

Мы способны кое-как абстрагироваться от обаяния тела любимого человека в момент страстного влечения и худо-бедно можем признать, что объективно он не красавец (слишком худ и кривоног или толст и мал ростом), хотя и сильнейший сексапил (лично для нас). От обаяния любимого лица человек абстрагироваться не может. Взгляд страстно любимых глаз настолько зачаровывает его, что все умозрительные параметры и каноны полностью теряют свой смысл. Любимое лицо объективно красиво — и точка. Человек в момент острого любования впадает в состояние измененного сознания и видит галлюцинацию. И ошибаются те, кто думает, что такое воздействие доступно только страстной любви. Обаяние может быть и само по себе. Конечно сильное обаяние такой мощный стимулятор, что почти всегда вызывает состояние влюбленности. Однако это именно влюбленность как следствие любования, а любование как следствие обаяния, а не наоборот. В случае с любовью цепочка обратная. Любовь вызывает любование, а любование ощущение красоты. Отличие между двумя этими состояниями в том, что в случае любви — это индивидуальный транс, который переживает любящий и никто из его окружения не может понять его любования. В случае же с чистым обаянием, все попадают под его чары, впадают в коллективный транс, начинают любоваться и созерцать красоту, стимулируя друг друга отзывами и тем самым увеличивая коллективный транс. Если кое-кому и удается избежать этого гипноза, то лишь тем, кто, как в «Цахесе» Гофмана имеет предвзятый взгляд и мощную негативную установку против данной личности. Только явная неприязнь, основанная на нанесенном ему ущербе, может помешать наблюдателю впасть в транс, если на него направлено мощное обаяние.

В случае с Цахесом главный секрет обаяния был в его волосах, которые причесала фея Розабельверда. По всей видимости волосы Цахеса от волшебного гребня приобрели такую гладкость, что переливались и сверкали как драгоценный металл. Можно предположить, что золотой гребень был заряжен особым током, от которого кератиновые чешуйки (о которых нам прожужжала все уши реклама шампуней) закрылись вплоть до микроскопических частиц, и волосы засияли фантастическим блеском. Современная профессиональная косметика способна разгладить эти самые чешуйки настолько, что тусклые волосы начинают переливаться и сверкать. Если же рассмотреть обработанные волосы под микроскопом, можно увидеть, что большинство чешуек осталось в прежнем состоянии. Если эффект зеркальной гладкости дает даже частичное разглаживание кератинового слоя, несложно предположить, как засверкает каждый волосок, если разгладить его поверхность полностью. Нет сомнений, что волосы после такой процедуры покажутся волшебно прекрасными, и зачаровав своей красотой, могут ввести в транс. В транс, достаточный для победы субъективных впечатлений над объективным пониманием, способно ввести все, что вызывает непрерывное любование дольше нескольких секунд. Если за это время любование не прервалось, сознание изменяется, и человек начинает видеть объект сквозь призму позитивного впечатления. В этом состоянии он уже может любоваться даже объективно некрасивыми объектами. И чем глубже его транс, тем меньше ему требуется объективного повода для любования. Почти все психофизиологические процессы в человеческом мозгу устроены по типу замкнутого круга. В круг сложно попасть, но попав, из него так же сложно выбраться. С этим связано то, что человек не может выйти из депрессии или истерики. Не может изменить свой режим дня и привычки. Но точно так же человек не сможет выйти и из транса любования, если его угораздит туда попасть.

Точно так же как волосы Цахеса обладали сильным гипнотическим эффектом, таким эффектом обладает особое состояние лица собеседника, а именно — полностью расслабленное. Привычку к глубокому расслаблению можно в себе развить, и чем больше будут успехи, тем сильнее станет обаяние. Кажется, что у людей нередко бывают расслабленные лица, на самом деле, лица людей чудовищно напряжены. Все, однако, так привыкли видеть друг у друга такие лица, что не считают это чем-то ненормальным. Но. Любое мало мальски расслабленное лицо кажется человеку чрезвычайно обаятельным. Причину этого еще в начале прошлого века описали психофизиологии. «Все бесконечное разнообразие внешних проявлений психической деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению — мышечному движению» — писал Сеченов. Именно по нюансам движений мышц лица человек улавливает состояние собеседника, и удовольствие, которое выражается в расслаблении мышц, вызывает его любование. Человеку хочется разделить это состояние, он тянется к эмпатии и попадает в ловушку симпатии. Операторы и фотографы знают секрет фотогеничности. Это способность раскрепоститься перед камерой настолько, что напряжение перестает искажать черты лица. Они разглаживаются так же как волосы Цахеса под волшебным гребнем, и любое лицо становится красивым.

Расслабленное лицо это не отрешенно-унылое. Напротив. Такое лицо еще более напряжено, чем даже хохочущее. Если вы проследите за собой в состоянии радостной улыбки, вы заметите, что для искренней улыбки вам необходимо расслабить большую часть мышц лица. То же самое касается открытого и радостного взгляда. Человек который глубоко усвоит эту простую хитрость, сможет влиять на свое состояние простым аутотренингом даже тогда, когда ситуация очень сильно его тревожит и напрягает: «Пока я напряжен и стараюсь что-то доказать, я куда тяжелее и неприятнее для общения, чем когда я расслабляюсь и выражаю удовлетворенное легкомыслие. Это самое обаятельное состояние моего лица, заставляющее любого собеседника испытывать ко мне симпатию. Так расслаблюсь же и оставлю свои попытки контролировать ситуацию. Как бы ни складывалась ситуация встречи, она сложится лучше всего, если я добавлю себе обаяния». В психотерапевтических целях можно представить, что фея Розабельверда причесывает вам волосы золотым гребнем, успокаивая и убаюкивая ваши нервы и расслабляя все мышцы вашей шеи, затылка и лица.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова