main contact

«Эгоист generation», июль — август 2005, рубрика «Тайное и явное»

Наука побеждать

«Сципион Африканский обычно говорил, что врагу не только надо оставить дорогу для бегства, но даже укрепить ее. Когда некоторые говорили, что он мало участвовал в боях, Сципион заявил: «Мать родила меня повелителем, а не рубакой»

Секст Юлий Фронтин «Стратегемы»

Готовы ли вы подставить ударившему вас другую щеку? Нет, если это любимая женщина, которая разволновалась от ревности и которую больше ничем не успокоить — это не считается. Готовы ли вы относиться к врагам как к любимым женщинам, видеть в их нападках — слабость и ревность, испытывать чувство вины за то, что достали их, и желание утешить? Если не готовы, не стоит подставляться. Чтобы убедить врага в своем миролюбии, нужно доказать ему искреннюю любовь, в противном случае вы только распалите его, показав трусость и слабость. Враги, увидев, что вы трусливы и слабы, могут прийти насчет себя в заблуждение. Они могут подумать, что по праву сильнейшего должны колонизировать вас и брать дань. Хотите ли вы регулярно платить дань своим врагам? Если нет, отбросьте миролюбие в сторону. Мир заключается только по взаимному согласию сторон, а если ваш противник не согласен, если он хочет войны, доставьте ему (и себе) такое удовольствие.

marina komissarova-nauka-pobezhdat

Война — это большое удовольствие, вы не знали? Древние, не извращенные оружием массового истребления, отлично понимали, что такое радость войны. В пятом столетии до нашей эры мудрец Гераклит говорил: «Война — отец всех, царь всех: одних она объявляет богами, других — людьми, одних она творит рабами, других — свободными». Для Гераклита война — это не только фаланги на поле битвы, но и борьба весны и зимы, дня и ночи, мужского начала с женским, жизни со смертью. «Гомер, молясь о том, чтобы вражда сгинула меж богами и людьми, — писал Гераклит, — сам того не ведая, накликает проклятие на рождение всех живых существ». Искусство войны предоставляет человеку возможность стать искусным во всем, с чем он имеет дело. Сила и воля к жизни закаляется в ежедневном бою с внутренними и внешними врагами. Внушив людям отвращение к войне с противником, цивилизация сделала их слабыми по отношению к проблемам и обстоятельствам. Если человек не умеет и не хочет воевать, он не способен преодолевать препятствия, пасует и, столкнувшись с опасностью, занимает положение щенка, переворачивающегося на спину при виде взрослого пса — судьбы.
Война считается уродливой, но уродливой ее делают люди. Об искусстве красивой войны сейчас мало кто знает. Врожденный интерес к войне людям заменяет страсть к спортивным состязаниям. Но спорт — это выродившаяся ветвь войны, потерявшая интеллектуальное значение. В настоящей войне побеждает не самая сильная армия, а армия, во главе которой стоит мудрейший полководец. «Сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего, — писал в пятом веке до нашей эры автор „Сунь-цзы“ — знаменитого китайского трактата. — Лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь». Это трактат посвящен обучению военной хитрости. Чем хитрее полководец, тем меньше потерь для армии, не только своей, но и чужой. «Самая лучшая война — это разбить замыслы противника, на следующем месте — разбить его союзы, на следующем месте — разбить его войска». «Сунь-цзы» — наиболее раннее произведение о военном искусстве, поэтому более образное. Оно касается общих принципов тактики и стратегии, в отличие от поздних трактатов, например, написанной через пару веков индийской «Артхашастры», где много внимания уделяется правилам ведения боя, организации военных колесниц и подготовке оружия. «Сунь-цзы» сравнивают с «Наукой о любви» Овидия, но тактика и стратегия, описанная в «Сунь-цзы», применима не только в любовных баталиях, но везде, где речь идет о борьбе за место под солнцем.
Лао-цзы говорил: «Когда устранили великое Дао, появились человеколюбие и справедливость. Когда появилось мудрствование, возникло и великое лицемерие». Лао-цзы имеет в виду, что о человеколюбии начинают думать только тогда, когда перестают любить друг друга. Только тогда возникает сама мысль о том, что людей нужно любить. Об этих словах Лао-цзы стоит вспоминать каждый раз, имея дело с нравственностью. Доброта, над которой приходится размышлять — лицемерие. Любовь — естественное состояние души, присутствие Дао, то есть гармонии, а если возникает ярость и обида, нужно думать не о справедливости и человеколюбии, а о том, как избавиться от своих деструктивных ощущений и вернуть гармонию. Иногда, для того, чтобы избавиться от ненависти, есть только один способ — вступить в поединок.
Я приведу основные правила «Сунь-цзы» со своими комментариями, для того, чтобы ленивый читатель мог освоить практическую сторону, не размышляя над глубокомысленной сутью, а читатель неленивый, взяв с меня пример, занялся собственной интерпретацией сакральных символов.
«Сунь-цзы сказал: война — это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели. Это нужно понять»
Нужно понять, что война — естественная борьба всего живого за жизнь, нельзя стесняться своего права на жизнь, нельзя отказываться защищать свои интересы. Это ведет к предательству себя и гибели.
«Тот, кто хорошо сражался, прежде всего, делал себя непобедимым и в таком состоянии выжидал, когда можно будет победить противника. Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике. Поэтому и сказано: победу знать можно, сделать ее нельзя»
Человек должен думать о том, как не допустить поражения. Он должен заботится о защите своих слабых мест. Возможность победы над противником заключается не в собственной силе, а в его слабости, поэтому вступать в бой, не зная уязвимых мест противника, — это растрачивать понапрасну силы.
«У того, кто умеет нападать, противник не знает, где обороняться; у того, кто умеет обороняться, противник не знает, где ему нападать. Тончайшее искусство! Тончайшее искусство! — нет даже формы, чтобы его изобразить. Божественное искусство! Божественное искусство! — нет даже слов, чтобы его выразить».
Чтобы быть защищенным, нужно уметь делать маски. Маска делается для обмана: сильные стороны показываются слабыми, а слабые — сильными. Так вводится в заблуждение противник и обеспечивается непобедимость. Чтобы победить нужно уметь вычислять слабые и сильные стороны противника, не забывая, что он тоже может носить маски. Искусство, которым так восхищается «Сунь-цзы» состоит в разгадывании чужих загадок и в изобретении своих, которые никто не сумеет разгадать.
«Война — это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно, будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение; если его силы свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини; наступай на него, когда он не готов, выступай, когда он не ожидает».
Показывая противнику слабое место, вы провоцируете его напасть именно с этой стороны, поэтому хороший полководец заранее знает, чего ему ждать. Но противника нельзя недооценивать: он может разгадать провокацию и отказаться глотать наживку. Наполеон любил отступать, чтобы заманить врага в ловушку, и проигрывать небольшие сражения, чтобы потом ударить. Нужны некоторые жертвы, чтобы убедить противника, что он действительно знает вас. В войне есть два главных пути: обмануть врага и вычислить его обман. Третий путь — нарушить его эмоциональное равновесие.
«Двигаются тогда, когда это соответствует выгоде; если это не соответствует выгоде, остаются на месте. Гнев может опять превратиться в радость, злоба может опять превратиться в веселье, но погибшее государство снова не возродится, мертвые снова не оживут».
«Сунь-цзы» называет выгодой шансы на победу. Ярость — не повод начинать сражение. Такое сражение можно легко проиграть. Сражение нужно начинать тогда, когда произведены все необходимые расчеты и победа обеспечена. До этого момента нужно ждать и изучать противника.
«Если согласно науке о войне выходит, что непременно победишь, непременно сражайся, хотя бы государь и говорил тебе «не сражайся». Если согласно науке о войне, выходит, что не победишь, хотя бы государь и говорил тебе «непременно сражайся»
Действиями полководца руководит его разум. Он должен оградить разум от влияния не только своих эмоций, но и чужих. Чтобы победить, нужно руководствоваться холодным и спокойным расчетом.
«Кто является на поле сражения первым и ждет противника, тот исполнен сил; кто потом является на поле сражения с запозданием и бросается в бой, тот уже утомлен. Поэтому тот, кто хорошо сражается, управляет противником и не дает ему управлять собой».
Если противник неожиданно бросает вызов, на него не нужно отвечать. Нужно вступать в сражение тогда, когда вы к этому готовы. Управлять противником, значит вызывать его сражаться тогда, когда это выгодно вам, и не идти у противника на поводу, когда он подготовлен, а вас застал врасплох.
«Самое худшее — это осаждать крепости. Полководец, не будучи в состоянии преодолеть свое нетерпение, посылает своих солдат на приступ, словно муравьев; при этом одна треть офицеров и солдат оказывается убитыми, а крепость не взятой. Таковы гибельные последствия осады».
Если противник не нападает, не отвечает на вызовы, если он закрылся неприступной стеной и занял оборонительную позицию, такого противника лучше оставить в его крепости до того момента, пока ему не надоест. Чтобы победить, нужно быть не только хитрым, но и терпеливым.
«Тот, кто хорошо обороняется, прячется в глубины преисподней; тот, кто хорошо нападает, действует с высоты небес».
Если вам нужны силы, чтобы восстановиться и сделать нужные расчеты, лучше, чтобы ваш противник считал, что вы провалились сквозь землю. Если вам нужно напасть, лучше делать это внезапно, как гром среди ясного неба. Нельзя хорошо напасть с близкого расстояния. Невозможно защититься, оставшись у противника перед глазами.
«Тот, кто хорошо пускает в ход маневр, безграничен подобно небу и земле, неисчерпаем подобно Хуанхэ и Янцзы».
Маневр — это изменение тактики. Нельзя давать противнику возможность изучить ваши ходы. Ваши ответы на его вызовы должны быть разными, ваше поведение непредсказуемым. Победить можно, только постоянно сбивая противника с толку, относительно ваших намерений.
«У воды нет неизменной формы. Кто умеет в зависимости от противника владеть изменениями и превращениями и одерживать победу, тот называется божеством».
Божественный полководец не просто разделяет разум и эмоции, он заставляет свои эмоции служить разуму. Лучшая возможность ослабить противника — это демонстрировать не те эмоции, которых он ожидает. Смейтесь, когда вы проиграли, и плачьте, когда проиграл он. Ваш враг в страхе побежит от вас как от демона.
«Если знаешь его и знаешь себя, сражайся хоть сто раз, опасности не будет; если знаешь себя, а его не знаешь, один раз победишь, другой раз потерпишь поражение; если не знаешь ни себя, ни его, каждый раз, когда будешь сражаться, будешь терпеть поражение».
Без комментариев.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова