main contact

«Эгоист generation», май 2007, рубрика «Другое я»

Мастер миражей

Костик сидел на стуле и почти физически ощущал, какое он убожество. За те десять минут, которые Менделеева задумчиво его разглядывала, критически прищурив свои проницательные глаза, худое тело Костика еще больше отощало, сутулая спина сгорбилась, грудь провалилась, лопоухие уши расплющились как у гиппопотама, а длинный нос вытянулся и повис унылым хоботком.

master-mirazhej-1.jpg

Все его объективные недостатки под взглядом Менделеевой приобрели выразительность. И дело было не в том, что сама Менделеева выглядела как дама с обложки, а на лбу у нее стояла печать успеха. Дело было в том, что под взглядом Менделеевой у Костика исчезали последние иллюзии по поводу собственной персоны. Ах, иллюзии. Их ласковое вмешательство словно сон-трава усыпляет самокритику, словно кисть фотошопа припудривает все изъяны, словно тушь художника исправляет несовершенные линии. Без иллюзий человек остается беззащитным и беспомощным, словно узник тифозного лазарета, вышедший голый, стриженный и бледный на солнечную набережную фешенебельного курорта. Менделеева была одноклассницей Костика и ближайшей подругой детства. Они просидели за одной партой десять лет. По окончанию школы под гипнозом или по инерции Костик поплелся за ней и поступил на психфак, но на третьем курсе опомнился, огляделся и ушел, поняв, что попал сюда по ошибке, а Менделеева закончила вуз, магистратуру, аспирантуру и превратилась в известного и модного психотерапевта, фотографии которого Костик в последние годы часто встречал в прессе. А потом он набрался наглости и позвонил. Менделеева, услышав голос Костика, едва не завизжала от радости. Успешные люди обожают своих одноклассников. Именно встреча с одноклассниками позволяет успешным людям прочувствовать в полной мере, какой большой путь они проделали и как много они добились.
— Мне все ясно, — сказала Менделеева, и Костику показалось, что его иллюзии мятыми фантики валяются на полу. А потом придет уборщица, сметет их в совок и унесет в мусоропровод.
— Мне все ясно, кроме одного, — сказала Менделеева. – Ты что не мог найти себе какую-нибудь клушу, чтобы на ней жениться? Если ты так и не смог понять, что индивидуум должен жить один, своей индивидуальной жизнью, если ты ощущаешь свою свободу как ущербность и одиночество, если это причина твоего дистресса и невроза, скажи, разве улицы столицы не переполнены дурами, мечтающими выйти за тебя замуж и родить тебе детей?
Костик испуганно посмотрел на Менделееву со своего стула, снизу вверх, а она стояла над ним как грозная Веста, богиня домашнего очага, требующая с него ответ за те толпы женщин, которые мечтали выйти за Костика замуж и родить ему детей, но не вышли и не родили.
— Я не хочу дуру, я хочу умную жену, — грустно сказал Костик и доверчиво посмотрел на Менделееву. Ему вдруг стало удивительно спокойно, как человеку, рассказавшему свою самую стыдную тайну. Да, дескать, вот такой я нахал, Менделеева, отлично осознаю свое уродство, но на мой аппетит это никак не влияет.
— Умную? – переспросила Менделеева. – Может еще и красивую?
— Было бы неплохо, — сказал Костик и покраснел.
— А богатую? – спросила Менделеева.
— Тоже, — еле слышно прошептал Костик.
— И как ты оцениваешь свои шансы? – спросила Менделеева, и Костику показалось, что она глядит на него с брезгливым любопытством, как дети смотрят на пауков.
— Ниже нуля, — ни секунды не сомневаясь, ответил Костик.
Менделеева еще раз подробно его оглядела.
— Ну что ж, — сказала она. – Раз ты это понимаешь, будем работать. В мире есть только один человек, который может тебе помочь. И этот человек – я. Скажи спасибо моей бабушке, которая попросила учительницу в первом классе посадить меня с самым тихим и самым скромным мальчиком.

— Спасибо тебе, бабушка Менделеевой, — в который раз повторил Костик, когда получил сразу две любовные смс от двух умных, красивых, богатых и незамужних женщин: хозяйки модного салона и редактора гламурного журнала. «Если ты хотя бы на шаг отступишь от моей инструкции, — предупредила его Менделеева строго, — ты потеряешь все. Если шаг за шагом будешь ей следовать, все у тебя будет ок». Костик, а точнее уже Константин («Хватит быть Костиком!» — приказала Менделеева) чувствовал себя Золушкой, разъезжающей по балам и знающей, что ее карета непременно превратится в тыкву, а кучер в крота, если она задержится на каком-нибудь балу дольше положенного. А Менделеева была феей. Последнее, кстати, Константин даже метафорой не считал. Что такое психотерапевты, если не волшебники? Где грань между психологией и метафизикой? И где грань между метафизикой и магией? Константин, закончивший когда-то почти три курса психфака, еще тогда успел понять, что этой грани нет, хотя волшебника из него самого не получилось. Человеческая психика казалась ему структурой слишком сложной, многогранной и даже сакральной, чтобы взглянуть на нее запросто и цинично. Менделеева же была с человеческой психикой на «ты»: она не только знала в этой структуре все адреса, пароли и явки, но и носила в кармане связку ключей, по-хозяйски открывала двери и раскладывала предметы по полочкам. В какой-то момент Константин даже заметил, что кое-что Менделеева приносит с собой и оставляет на одной из полочек.
«Что ты можешь дать женщине? – риторически вопрошала Менделеева, прохаживаясь перед ним по своему кабинету и давая ему тот самый, первый инструктаж, после которого в голове у Константина начался фейерверк, а жизнь закружилась карнавалом. – Подумай, что? Правильный ответ «ничего». Ты ничего не можешь дать женщине и поскорее избавься от любых иллюзий, что можешь хоть что-нибудь. Пока ты не избавишься от собственных иллюзий, ты не сможешь создавать миражи и привлекать путников. Ты не сможешь накормить кайфом женщину, подсадить ее на себя и привязать к себе. Это можно сделать только, не имея никаких заблуждений на собственный счет. Ты ничего не можешь дать женщине. Повторяй это за мной. Тебя не за что любить. Ни одна женщина никогда не полюбит тебя за то, что ты представляешь из себя в реальности. Но романтическая женская любовь не имеет к реальности никакого отношения. Женщина любит свою иллюзию, она лелеет свою иллюзию, она холит ее, у нее есть свой собственный сценарий сказки. Она ждет мужчину, который придет к ней без собственных иллюзий и без собственных сценариев, придет налегке и согласится играть главную роль в ее сказке. Все, чего хочет женщина от мужчины – это чтобы он не разрушал ее сценарий, чтобы он вписался в него и позволил ей окунуться в любовную эйфорию поглубже и остаться там подольше. Кажется, что ради красивой и умной женщины любой мужчина согласен играть такую роль. Но все наоборот. Чувство реальности людей искажено их грандиозным самомнением. Именно красивые и умные женщины более других возбуждают самомнение мужчин, и мужчины отдаются иллюзиям, где эти женщины любят их за их ум и мужественность. Расстанься со своими иллюзиями, откажись от самомнения, признай свою реальную ничтожность, и ты сможешь сыграть главную роль в чужой сказке. Тебе ничто не помешает увидеть, чего хочет женщина, что возбуждает ее, что дарит ей кайф… А теперь я открою тебе главный секрет. У всех женских любовных иллюзий одинаковый сценарий. Изучи один, скрупулезно и цинично, разбери его на мельчайшие составляющие, а потом собери, и ты получишь власть над всеми женщинами, ищущими миражи».
Конечно, Константин не верил Менделеевой, конечно он воспринимал это как способ закодировать его на любовную удачу с помощью какого-то продвинутого НЛП или другой современной формы внушения. И каково же было его изумление, когда незамысловатая формула, подаренная ему Менделеевой, начала приносить стопроцентный результат. Женщины ловились на универсальные приемы обращения с ними как голодные караси на жирных червей. И, попав на крючок, уже не могли с него спрыгнуть, заглатывая наживку все глубже и глубже. «Не может быть, Менделеева, — дрожащим от волнения и изумления голосом говорил Константин, звоня своей наставнице среди ночи. – Этого не может быть! Не может быть, чтобы все было настолько просто!» Менделеева сонно хмыкала в трубку и тихо смеялась. Ей нравилась реакция Константина, как старому и фанатичному рыбаку приятно наблюдать восторг ребенка, вытаскивающего свой первый улов. «То ли еще будет, — говорила она. – Скоро ты поймешь, что все еще намного проще».

Продолжение в следующем номере

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова