main contact

«Эгоист generation», октябрь 2007, рубрика «Другое я»

Мастер миражей — 5

Окончание. Начало в предыдущих номерах (1, 2, 3, 4 части).

Менделеева села в кожаное кресло и положила ногу на ногу. Константин смотрел на эту роковую, в общем-то, женщину и с изумлением понимал, каких слов он ждет от своей беспощадной учительницы: «Я затеяла все это, чтобы съесть тебя, Костик. Я хочу съесть тебя с первого класса школы, с того самого момента, как пролила тебе на школьные брюки бабушкин кисель, ты сидел такой трогательный и растерянный, как цыпленок, уставившись в мои хищные глаза»

master-mirazhej-5.jpg

Странно, но Константин никогда не смотрел на Менделееву как на женщину. Она всегда настолько подавляла его и расплющивала, что ему в голову не приходило подумать про ее собственную личную жизнь. Он не задавался вопросом, спит ли с кем-нибудь Менделеева, хочет ли она замуж, смотрит ли на кого-нибудь с сексуальным интересом. Менделеева никогда не имела для него никаких половых признаков, а всегда была бесплотным существом, типа демона, и доброго, и злого, а точнее за гранью добра и зла. Он и сейчас не осуждал ее за ту изощренную кастрацию, которой она его подвергла. Он верил, что Менделеева имела на это свое право, право высшего существа, и лишь горевал о том, что высшим существам совсем нет дела до маленьких человеческих страданий.

Он и сейчас не смотрел на нее как на женщину, но в ее садистическом облике померещилось ему что-то сексуальное. А вдруг Менделеева, будучи демонической сущностью, получает кайф таким причудливым образом? Даже люди в состоянии крайней страсти стискивают любимого в объятьях и пожирают поцелуями и, не удовлетворяясь физическим обладанием, стараются завладеть его мыслями и наполнить собой все его жизненное пространство. Что же говорить о демонах? Полюбив, демон хочет проникнуть в человека и полностью его изменить, получив вместо него нечто другое, свое собственное, новорожденное.

«Может быть ты любишь меня, Менделеева?» — спросил новорожденный Константин. «О, — хмыкнула Менделеева. — Любовь… А что это такое?» «Я не знаю, — печально сказал Константин. — Сильная тяга, влечение и желание. Как-то так наверное». «Сильную тягу ты имел возможность наблюдать сотню раз за последнюю пару месяцев, — сказала Менделеева. — Разве нет? Когда твои поклонницы преследовали тебя, дрожа от возбуждения, разве это была не тяга? Можешь ли ты вообразить себе влечение и желание сильнее?»

Константин задумался. С одной стороны выходило, что то очарование, в которое впадали женщины под дудку Менделеевой, как змеи впадают в транс под музицирование индийских факиров, — и есть любовь. Разве не была Джульетта очарована Ромео? Разве не была их мимолетная симпатия, возникшая по причине молодости и скуки, усилена распрей родителей, как все то желанное, чем нельзя вдоволь насытится, становится многократно желаннее? У Татьяны пришла пора и она влюбилась, почти мгновенно и по нарастающей. Рецепт любви, как выяснилось, выглядел просто — нечаянный интерес плюс хитроумное сопротивление (объекта или обстоятельств), и вот уже нечто пустяковое разгорелось в нечто фатальное. С другой стороны, если любовь действительно устроена именно так, нет особой разницы, что породило первый интерес: самому человеку померещилось нечто в объекте на фоне излишнего романтизма и сексуальной озабоченности или некто авторитетный, со стороны указал на объект пальцем. В любом случае имеет значение только романтизм и озабоченность. Они становятся почвой, на которой из любого мусора может вырасти великое чувство. Особенно если эту почву регулярно удобряет самолюбие, не желающее мириться с мыслью, что выбранный объект может отвергнуть притязания. И с этой другой стороны выходило, что любовь, даже самая сильная, оказывается глупейшей вещью, замешанной на иллюзиях и амбициях.

Когда Менделеева сильными руками выдавила из Костика по капле весь романтизм и тяжелыми подзатыльниками отбила у его самолюбия привычку поднимать голову, от его первоначальной мечты влюбить в себя красивую, умную и богатую женщину ничего не осталась. Даже озабоченность, на которую Менделеева вроде бы не посягала, завяла. Оказалось, что сексуальное желание не живет само по себе. Его подпитывают комплексы. Когда комплексам Костика запретили промышлять, либидо стремительно иссякло. Костик не хотел ни одну из своих прекрасных поклонниц. Ему казалось смешным сопеть и потеть, занимаясь любовью с теми, кто совершенно его не видит, а представляет на его месте какой-то глюк. Оказалось, что самому Костику не надо было от женщин ничего, ему хотелось соблазнить их, чтобы таким образом самоутвердиться, хотя раньше он не замечал за собой ничего подобного, а просто млел и таял от желания, глядя на красивых женщин. И Константину приходила в голову унылая мысль, что людям в принципе не надо друг от друга совсем ничего, кроме возможности приласкать лишний раз свое бедное самолюбие.

«Я верю в дружбу, — сказала Менделеева. — И в душевное родство. Я верю, что лучшие браки возникают ради дела и в процессе работы. Один умный восточный человек сказал: «Вы, западные люди женитесь, потому что любите, мы, восточные люди, любим, потому что женимся». Традиционным восточным парам было неведомо разочарование друг в друге. Пары жили всю жизнь и любили друг друга. Это происходило потому, что никакого очарования они не знали. Они женились не для того, чтобы получать кайф, а для того, чтобы иметь партнера для совместного труда, который был им предписан. Когда я спросила тебя, почему ты не хочешь найти себе жену среди обычных одиноких женщин, мечтающих иметь мужа и детей, ты поморщился. Тебе хотелось иметь шикарную женщину, намного красивее себя, успешнее и богаче. Зачем это было тебе? Надеюсь сейчас ты уже понимаешь? Чтобы подкормить свою самооценку. Когда ты убедился, что подкормить самооценку не удастся, ты потерял к предприятию интерес. Не так ли? Я честно и последовательно воплотила все твои мечты. Я помогла тебе сделать так, чтобы самые лучшие женщины сходили по тебе с ума и мечтали о свадьбе. Говорят, что нет ничего хуже воплощенной мечты. А знаешь почему? Потому что, когда мечта воплощается, человек с ужасом понимает, что ему ничего по большому счету не нужно, а нужно лишь кормить свое самолюбие, которое всегда остается голодным, что бы ни кинули ему в пасть, какое бы желание ни исполнили. Голодным как волк»

На мобильный Константину позвонили. Константин сбросил вызов, выключил телефон и достал сим-карту. Он положил ее на краешек стола перед Менделеевой. «Кстати, — сказала Менделеева. — Ты спрашивал меня, зачем я это все затеяла. Я это делала не для тебя, а для своих клиенток. Я хотела показать им, насколько они беззащитны. Как легко их влюбить. Есть притча об учителе, который безжалостно отпинал спящего ученика, бывшего за сторожа. Когда ученик спросил, почему он так жестоко избил его, учитель сказал «ты получил хороший урок и остался жив, если бы сюда влез настоящий грабитель, ты бы был мертв, и урок бы тебе не пригодился». Если я вижу слабые места у своих клиенток, я предпочитаю показать им их на живом примере, а не ждать, когда этими слабостями воспользуется кто-то другой, в своих целях»

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова