main contact

Ложь полов

«Эгоист generation», декабрь 2003 — январь 2004, рубрика «Испытание чувств»

Если женщина день деньской вяжет на поле снопы, потом «слышится крик у соседней полосоньки, баба туда, растрепалися косыньки, нужно ребенка качать», далее «приподнимая косулю тяжелую, баба порезала ноженьку голую, некогда кровь унимать», такой женщине, конечно, не до глупостей. Даже чудно лично мне, женщине в этом смысле избалованной, каким образом в меже у соседней полосоньки появляются при подобных обстоятельствах кричащие младенцы. Вероятно, могучее проклятие, которое легло на голову Евы, совратившей Адама, воплощается таинственным путем, независимо ни от чего. «Будет тебе влечение к мужу твоему» — и точка.
Грамотный по части арамейского языка приятель объяснил мне, что слово, переводимое как «влечение», в первоисточнике означает не симпатию и не привязанность, а неконтролируемую тягу, которая сравнима с отношением к азартной игре человека, о ком говорят: «погибший». Уклониться от исполнения проклятия, то есть от могущественной тяги к мужчинам, женщины могут. И большинство, что любопытно, уклоняются. Увы. Сила проклятия Евы заключается в том, что избежать его женщина способна, лишь перестав быть женщиной. Точно так же, мужчины избегают проклятия Адама «добывать хлеб в поте лица», когда перестают быть мужчинами.
«А идите вы со своим хлебом», — говорит, например, мужчина, запарившись, и начинает прохлаждаться на крыше, наблюдая кучевые облака. Поначалу такого мужчину продолжают посещать дамы, не ленясь карабкаться к нему на крышу в неудобных юбках, но постепенно проклятие берет свое, дамы вспоминают о мужчине редко, а потом вовсе забывают адрес крыши.
Остается ли мужчиной человек, одиноко торчащий над городом? В той же самой мере, как Робинзон Крузо остался пассажиром городского транспорта, поселившись на необитаемом острове, или как мы остались абонентами пейджинговой связи, сменив когда-то пейджеры на мобильные телефоны. Как только люди осознают, что мужчина и женщина — понятия не безусловные, а существующие лишь в связи друг с другом, в их личной жизни все станет намного проще.
Считать, что мужественность или женственность человека определяется наличием соответствующих органов, то же самое, что считать Робинзона Крузо пассажиром омнибуса на основании того, что в кармане уцелевших при кораблекрушении штанов сохранился прокомпостированный талончик. Или всерьез относится к пейджеру, который не пищит и не вибрирует, а валяется на антресолях без батарейки. Если ваши уважаемые органы, дамы, просто хранятся, или ваши великолепные органы, господа, валяются без дела, вряд ли есть смысл учитывать в виде аргументов подобные пустяки.
Неправильно думать, что, отказывая в мужественности человеку, сидящему на крыше, я хочу таким образом унизить его человеческое достоинство или ущемить гражданские права. Ни в коем случае. Этот достойный персонаж может являться замечательным человеком и гражданином. Он способен оказаться самоотверженным йогом или добрым карлсоном. Однако, если мы решим назвать этого карлсона мужчиной, мы рискуем никогда не навести порядок в своей личной жизни.

Смелость человека, свесившего с крыши ножки, нельзя считать мужественностью, потому что женщины, навещавшие его первое время с термосами и кастрюлями, демонстрировали ту же отвагу. Нельзя считать мужественностью ни бодрость духа этого аскета, ни упорство в реализации социального протеста, и ничего из того, что люди от небрежности привыкли называть этим словом. Считая мужественностью оптом все прекрасные человеческие качества, люди дошли до того, что всякая барышня краснеет от удовольствия, когда о ней говорят: «мужественная женщина».

Две Прекрасные Дамы, приятные во всех отношениях, госпожа Сердючка и госпожа Пугачева, женщины, которые поют, выразили на предмет мужественности популярную точку зрения. «Главное что? Чтобы в жизни возник настоящий мужчина!» и «Ах, какой был мужчина! Настоящий полковник!». Кажется, что, не смотря на интонационную нагрузку, эти формулировки слишком неточны, чтобы считаться характеристиками.

В действительности, образы настоящих мужчин в народном фольклоре потому и расплывчаты, что мужественность не означает ничего иного, кроме… любви к женщине. Некоторые из мужчин, возможно, задумывались над тем, что любовь к женщинам существует вопреки здравому смыслу. Кажется, у женщин как у человеческого вида нет ни одной черты, которой мужчины могли бы, положа руку на сердце, восхититься. При этом половая любовь, как бы кратковременна она ни была, и какое бы разочарование не приносила, остается реальностью. Во всяком случае, любовная лирика не выглядит бредом даже в глазах тех из мужчин, кто никогда не испытывал страсти. Чтобы не умиляться без толку парадоксу любви, а понять ее суть, мужчинам нужно представить свою мужественность. Точнее всего мужественность описывается формулой хромосомы У, которая под микроскопом выглядит именно так. В биологическом смысле эта хромосома — единственная причина возникновения мужчин, со всеми их первичными и вторичными признаками. Мужественность перестанет быть загадкой, как только читатели поймут смысл отличия хромосомы У от Х.
Как великий мудрец однажды взглянул на черепаху и прочитал на ее панцире «И-Цзын», мы с вами, даже не будучи мудрецами, получим необходимую информацию, если рассмотрим значки: Х и У. Женская хромосома Х только исключительно креативному человеку не напомнит изображение креста — символа творения. Не меньшим оригиналом нужно быть, чтобы не заметить, что У отличается от Х отсутствием… буквально говоря, хвостика. Мужчины (и женщины) простят мне мою испорченность, если я скажу, что хвостик, отломанный когда-то от хромосомы Х и спровоцировавший рождение первого мужчины, был компенсирован на его теле другим хвостиком — мистическим органом, который при одних условиях материализуется, при других исчезает
На всех уровнях воплощения мужского существа ущербность хромосомы У компенсировалась избыточностью. Эмбрион мужского пола отличается от женского только (!) избытком андрогенов — половых гормонов. Избыток андрогенов не дает рецепторам в головной коре распределиться симметрично и мужской мозг формируется иначе, чем женский: менее уравновешенным, но более активным и продуктивным. Асимметрия, возникшая при ломке хромосомы, последовательно вызывает асимметрию во всей структуре существа. В отличие от женщины мужчина от природы получает мощный импульс к совершенствованию, потому что любая дисгармония является стимулом к восполнению.
Однако. Дисгармония является таковой только тогда, когда существует образ гармонии. Мы замечаем, что у хромосомы У оторвали хвостик, глядя на Х. То же самое касается работы энергетических структур. Чтобы мужская сущность получила энергию для развития и эволюционирования, Х-матрица, то есть архетип женского должен быть полноценным. Чем отчетливее он будет, тем больше окажется избыток мужских сил. Женщина, как бы это ни напрашивалось из моей теории, венцом творения не является. В отличие от мужчин она даже не имеет шанса на эволюцию. Женщина закрепляет и адаптирует для новых поколений качества, приобретенные мужчиной в процессе развития. Эзотерическая традиция знает об этом давно. Однако. Есть кое-что, что понимают лишь единицы.
Природа женщины описывается каббалистической двойкой. Эта природа двойственна. Двойственность не означает ни двуличности, ни переменчивости, ни прочей чепухи, а говорит о том, что в идеальной женщине присутствует вторая половина, ее мистическая сестра (мать-Деметра, если следовать античной системе). Именно эта мистическая женщина, связанная с реальной, но непохожая на нее, является Х-матрицей или Анимой. Любовь Анимы — самый большой приз, которое способен получить мужчина в жизни. Королевская корона — называется это в алхимической традиции, означая счастье и власть над миром.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова