main contact

Личное пространство

«Эгоист generation», май 2009, рубрика «Испытание чувств»

Самый сложный и важный вопрос, который приходится решать людям, вступившим в брак, иногда со временем, а иногда сразу, — это проблема личного пространства. Где заканчивается Мы и начинается Я, и не начинается ли это Я там, где уже заканчивается брак как таковой?

lichnoe-prostranstvo.jpg

Если любовь умерла, скорее всего, ее пожрал эгоцентризм. Центрация на своем эго несовместима с любовью, поскольку никакие другие объекты эгоцентрику сами по себе не интересны, а интересно только их отношение к нему, любимому. Если любовь была, значит в какой-то момент эгоцентризм ослаб, однако чаще всего то, что люди величают любовью, это всего лишь уловка эгоцентризма. Человеку хочется почувствовать себя значительным, и поэтому он ждет, что его полюбит значительная личность. Дабы прочувствовать всю значительность этой личности, он культивирует в себе восторг перед ней и восхищение.

Делается это авансом, в предвкушении, как человек во всем этом своем несравненном блеске полюбит его. Если полюбил, возникает эйфория, если не полюбил, боль, поскольку от своего эго был оторван кусок и потрачен на влюбленность, а объект не оправдал ставку. Несчастная любовь — проигрыш в казино чувств. Любовь счастливая — выигрыш. Однако и та, и другая любовь, не имеют к любви никакого отношения, и должны были бы обозначаться в кавычках, если бы эгоцентрики знали какую-нибудь другую любовь, кроме этой.

Мы — это тот самый здоровый баланс, который позволяет избежать нездоровых крайностей, найти баланс между эгоцентризмом и отказом от себя. Однако, складывается это баланс, как правило, из постоянного скольжения то в одну, то в другую крайность. Каждому, кто был в браке, отлично знакомо состояние раздвоения в конфликтах, когда на один и тот же вопрос, по очереди, а то и одновременно существуют две радикально противоположные точки зрения. Он задерживается в офисе? «Не торопится ко мне» или «надрывается на работе»? Она устраивает скандал за то, что он задержался? «Она хочет контролировать мою жизнь» или «она страдает от ненужности»? Он отказывается объяснять, где был? «Он демонстрирует, что я ему никто» или «я оскорбляю его своими подозрениями»? Она идет жаловаться подруге? «Позорит меня перед знакомыми» или «ей так плохо, что необходима поддержка»?

В зависимости от того, позиция Я или Он вышла на первый план, на партнера злятся или ему сочувствуют. Злятся на партнера всегда за одно и то же: за то, что он недостаточно любит, то есть слишком занят своими эгоистичными интересами. В злости проявляется собственный эгоизм, желание, чтобы партнер думал о не о своем эгоизме, а об эгоизме супруга. В сочувствии признается право на его собственный эгоизм. Чем дольше и лучше живут вместе супруги, тем проще им согласиться с тем, что у человека может быть и должно быть свое эго, и интересы этого эго состоят совсем не в том, чтобы угождать партнеру, а имеют весьма практичные личные цели.

Личная цель у всякого эго одна — самоутверждение. Эго хочет самоутвердиться, то есть почувствовать свою значимость, свою цельность, свою силу и влияние. Неправда, что самоутверждаться плохо, самоутверждаться совершенно необходимо. Отказ от самоутверждения для людей означает потерю интереса к жизни. По сути — это смерть личности. Смерть личности допустима лишь для того уровня духовного аскетизма, на котором дух стал могучим, и личность можно считать оболочкой куколки, из которой уже родилась бабочка. До тех пор пока дух не вырос, разрушать личность — все равно, что вынимать из утробы недоношенного ребенка. Это приведет лишь к его погибели. Развитие личности необходимо, и самоутверждение своего Я очень важный этап в эволюции индивидуума.

Однако эгоизм одного человека почти всегда входит в конфликт с эгоизмом близких людей. Для того, чтобы защищать границы личной свободы каждого, придумана мораль. Аморально посягать на чужую частную собственность, аморально причинять вред чужому физическому здоровью, аморально доставлять другим людям душевные страдания и т. п. Чем более развитой становится личность, тем меньше для нее актуальна мораль, потому что сознательные ограничения переходят на уровень бессознательный, порождая нравственность. Нравственный человек не следует правилам, эти правила работают в нем как инстинкты. Ему больно причинять вред другим людям. Когда по его вине страдает другой человек, он испытывает муки, поэтому избегает этого. Однако, каждый человек, даже нравственный, имеет право на самоутверждение и должен защищать свое личное пространство: свою жизнь, свою частную собственность, свои принципы, мысли, вкусы, потребности и свою свободу обходиться со своим личным пространством так, как он хочет.

Брак двух людей теснит личное пространство каждого. Но две личности не могут и не должны растворяться друг в друге, иначе вместо 1+1=2, получится 1-1=0. Сложение — это сумма двух полноценных Я, а полноценное Я — это Я, у которого есть потребность в самоутверждении. Если пара хочет построить действительно прочные, здоровые и счастливые отношения, она должна постоянно помнить о защите своего личного пространства и о непосягательстве на личное пространство другого. Это должно стать нравственным принципом брака.

Момент наивысшего любовного восторга характеризуется желанием отказаться от личного пространства совсем. «Я — твоя, я — твой», — говорят друг другу влюбленные. Они символически обмениваются кольцами и скрепляют брак юридически, подарив друг другу права на свое имущество. Им хочется сделать общим все — мысли, чувства, желания. Даже дышать хочется в унисон и зачастую получается. Уровень эмпатии во время высшего накала чувств настолько велик, что люди синхронно мыслят, чувствуют и говорят. Вот почему любой намек на существование личного пространства может восприниматься как недостаток чувств.

Есть представление, что сильная любовь не нуждается в личном пространстве. В этом случае, однако, придется признать, что любовь — это смерть личности. Это состояние безличного кайфа, в которое стремится вернуться инфантильная личность, тоскующая по животному состоянию эмбриона. Никакие личные достижения, никакое самоутверждение в таком состоянии не актуальны. Человеку кажется, что он нашел истину, и это подтверждает его эйфория. Однако, наркотик способен подарить эйфорию не меньше, и точно так же вызывает у наркомана ощущение, что истина найдена. Однако, найдена всего лишь болезнь.

Здоровая любовь — любовь умеренная, не делающая из двух Я безличное Мы. Сохраняется уважение к эго другого, есть понимание его самоутверждения, и отсутствует потребность присвоить себе его личное пространство. Есть желание полезного партнерства двух личностей. А личность — это тот, личное пространство которого неприкосновенно.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова