main contact

Диета для самоедов

«Эгоист generation», июнь 2004, рубрика «Другое я»

Рассказать вам сказку про девицу? Нет, не про красавицу. Наоборот. Красавица — это не актуально. Оглянитесь, много ли красавцев вы наблюдаете вокруг себя? Если много, значит, вы собой недовольны. Переживаете. Только поэтому вам и мерещатся сплошь и рядом прекрасные эльфы.

Оксана считала себя толстой. Слишком толстой, чтоб быть счастливой. Психологи, на которых Оксана не переставала тратить деньги с тех пор, как стала жалеть их на модные платья, не помогали. Не помогали средства для похудания, на которые Оксана стала жалеть деньги позже, чем на модные платья, но раньше, чем на психологов. И модные платья, и средства для похудания, и психологи не уменьшали размеров Оксаниного тела, а только увеличивали их. Если раньше Оксана казалась себе похожей на расплывшуюся, но все же восьмерку, символ бесконечности, теперь из зеркала на нее смотрел абсолютный ноль — круглая дырка от бублика.

Оксана чувствовала, как толстая буква «О», стоящая в начале ее имени, подчиняет и трансформирует ее, будто зловредный вирус, забравшийся в ее системный блок по вине легкомысленных родителей. «Чем больше вы страдаете от полноты, — говорили психологи, — тем сильнее вам хочется есть. Ваш организм требует утешения в виде пищи, как грудной младенец, который просит жирного и сладкого материнского молока не только от голода, но и от любого беспокойства. Во что бы то ни стало вам необходимо почувствовать себя привлекательной, и потребность в лишних калориях отпадет». С тех пор, как Оксана начала ограничивать себя в еде, она заболела обжорством. Если о фигуре она думала с утра до ночи, ела она даже во сне, гоняясь по холодильным фабрикам за свиными сосисками и сливочными сырами. «Помогите мне почувствовать себя привлекательной, — шепотом сказала Оксана одному такому психологу, предвкушая его ужас и свое по этому поводу торжество. — Покажите мне это. Дайте мне ощутить вашу страсть к моему толстому и безобразному телу».

Разочаровавшись в психологах, Оксана, тем не менее, продолжала их посещать, находя извращенное удовольствие в том, чтобы быть твердым орешком, безжалостно ломающим их хрупкие зубки, пластмассовым пасхальным яйцом, разбивающим их крашенные скорлупки, чертовкой, наряженной грозным ангелом возмездия. Познакомившись с Оксаной, самые атеистичные из психологов начинали верить в возмездие. А искра веры, особенно вспыхнувшая впервые, не такая малость, как это может показаться на первый взгляд. Если большинство людских просьб, обращенных в определенные сферы, остаются в этих сферах без внимания как капризы неразумных детей, истовая молитва как важная бумага доставляется, куда надо, заверяется печатью и аккуратно подшивается к делу. Дела в определенных сферах не пылятся на полках и не сыреют в архивах. Если бумаге повезло оказаться не в мусорной корзине, а в деле, такой бумаге непременно дается ход.

В первую очередь на ковер был вызван личный ангел-хранитель, курирующий Оксану. Увидев, на какой ковер его вызвали, ангел Оксаны растерялся и начал извлекать из карманов множество второстепенных отчетов, мятых чеков и даже личных записок. Крылышки ангела дрожали от волнения, а сбивчивая речь обращала внимание высокого начальства, что лишний вес Оксаны целенаправленно выращен ею самой, комплексы надежно защищены от влияния ангелов, а программа саморазрушения находится на стадии фатальности. «Мое попустительство и предосудительная халатность в отношении Оксаны, — взволнованно сказал ангел, — обидная видимость. Рассмотрение деталей доказывает, что сфера моего влияния была ограничена принципом свободной воли, который Оксана использовала».

«Никто не обвиняет вас в халатности, — сказало начальство ангелу. — Тем не менее, вам и никому другому придется решать вопрос о ходатайстве психологов». Ангел извлек на ковер модель, наподобие глобуса, испещренного графиками и цифрами. «Уровень витальности Оксаны достаточно высок, — сказал он, демонстрируя начальству глобус. — Траектория саморазрушения не попадает в сферу несчастных случаев, смертельных болезней и суицидов. Даже если допустить математическую погрешность, моей провокации недостаточно, чтобы устранить Оксану из ее физического тела». «Бог с тобой, — сказало ангелу начальство. — Кто просит ее устранять? Пусть живет, сколько хочет». «Но что тогда?» — растерялся бедный ангел. Начальство задумчиво обступило глобус. «Н-да, — сказал один из высоких чинов. — Действительно стадия фатальности. По всей видимости, без фокусов не обойтись». Ангел облегченно вздохнул. Фокусы находятся вне ведомства ангелов-хранителей и снимают с них всякую ответственность. «Самый экономичный фокус — временной»,- сказал другой высокий чин, посмотрев на часы. В определенный сферах, где нет времени, часы служат пособием для работы с физическим планом. Чин вынул из кармана красный маркер и перечеркнул на глобусе Оксаны график, написав в скобочках формулу логарифмической функции. «А у нее не поедет крыша?» — спросил ангел, с замиранием наблюдая рождение земного чуда. «Двух тысяча четвертый год? — уточнил чин. — Ты что? Они еще не умеют отличать физику от химии. Любой негормональный опыт у них проваливается в подкорку как сон. Подпиши в секретариате санкцию и валяй».

Между тем, ни о чем не подозревающая Оксана шла на честный бой с очередным психологом, высматривая по пути любимую вывеску «Горячие пончики». Пончики, особенно уличные, обладают для людей Оксаниной комплекции неумолимой притягательностью. Хотя в пончиках, которые подают в дорогих кофейнях, содержится то же самое громадное количество калорий, что и в уличных, в последних эти калории значительно вреднее. Являясь ветераном на фронтах борьбы с лишним весом, Оксана сразу отличала вредные калории от прочих. Так большой кулек орехов или семечек по калорийности не уступает брикету маргарина, однако калории орехов для людей с лишним весом предпочтительнее калорий маргарина. Первые, кроме жиров, снабжают организм белками, аминокислотами, минералами и витаминами, особенно Е, а последние — исключительно жирами. В первом случае происходит насыщение тканей и улучшение обмена веществ, а в последнем лишь ожирение этих тканей. Пончики фирменные, приготовленные в грамотном фритюре на сливочном масле, могли бы принести печени Оксаны по крайней мере витамин А. Дешевые пончики, жаренные в котле на прогорклом маргарине, снабжали ее организм вместе с пустейшими калориями, ядами и канцерогенными веществами.

Вышеизложенная информация обладает дьявольской силой. Едва толстый человек постигает тайную науку — диетологию, он становится одержимым сатаной. Все его мысли направляются в сторону вредоносных пончиков и канцерогенных пирожков. Так змей-искуситель обвил когда-то запретный плод своим скользким телом и прошипел сладчайшее из слов: «Нельз-зя!». Об этом размышляла Оксана, усыпанная сахарной пудрой, в наркотическом экстазе покупая третий пакет горячих пончиков. «Эх, создатель! — еретично думала она. — Я страдаю за то, что ты создал меня слишком страстной! Чрезмерной! Не признающей границ! Чем толще я становлюсь, тем больше хочу есть. Робин-Бобин-Барабек скушал сорок человек. Когда-нибудь я сожру сто сорок человек, сто коров, сто быков и тысячу кривых мясников. Я сожру весь мир! Как пасть дьявола на апокалиптической иконе. Мое огненное брюхо будет чистилищем для чуть теплых душ. Как там? „Будьте горячи или холодны, но только не теплы“. Разве я не горячее худышек, питающихся салатными листьями? Разве я не лучше этих дохлых гусениц?»

Разгоряченный взор Оксаны упал на хрупкого юношу со значком на груди «Хочешь похудеть, спроси меня как». Оксана, съевшая в свое время не один пуд гербалайфа, увидев нахальную надпись, одеревенела как оскорбленная Дафна. На это и рассчитывал ангел, прицепивший старомодный значок сразу, как только получил в министерстве вышеупомянутую санкцию. «Мальчик, сними значок», — сказала Оксана ангелу тоном уличного хулигана. «Вы хотите принять участие в бесплатной акции?» — спросил ангел голосом начинающего секстанта. «Очень хочу» — сказала Оксана, которая так и этак планировала посвятить день борьбе с психологами.

Надув пакет из-под пончиков и хлопнув им перед носом вербовщика, Оксана последовала за ним походкой рэкетира из 80-ых, не обращая внимания на то, что войдя в подъезд дома, перешагнула коридор времени и миновала в этом смысле значительное пространство. «Где ты такое откопал?» — спросили на той стороне про Оксану люди в белых одеждах, которые хотя и родились много позже Оксаны, насчет ангелов до сих пор не подозревали, и решили, что белокурый юноша — их новенький сотрудник.

Не успев ничего сказать холеным докторишкам, Оксана впала в гипнотический транс, состояние, которое случается даже в наше время, если специально подготовленный врач смотрит в зрачки пациента для соматической диагностики. «Вот это да! — восхитился один из осматривающих Оксану медиков. — Восемнадцать дополнительных кругов на радужной оболочке. Я был уверен, что при пяти-шести телесных блокировках, смерть неизбежна». «Ты плохо знаешь историю медицины, — сказал медик постарше. — Люди жили с десятками соматических узлов и зажимов. Существовала адаптация, на которую наши избалованные организмы неспособны. Эта женщина — уникальный адаптивный экземпляр». «Только не надо ее изучать! — воскликнул ангел, испугавшись, что Оксанины комплексы станут не лечить, а лелеять как доисторическую ценность. — Вот бумага. Ее нужно срочно привести в нормальное состояние».

Старший врач, привыкший к ограничениям опытов на живых организмах, отдал распоряжения. Оксану погрузили в камеру, наполненную голубой киселеобразной жидкостью с красными тельцами, то ли водорослями, то ли амебами. Кайф, который почувствовала Оксана в этом аквариуме, описать она бы не смогла. Если бы Оксана баловалась ЛСД или имела в биографии восхитительный сексуальный опыт, она сказала бы, что находиться в голубом киселе приятнее. Это было даже лучше, чем если бы Оксану сначала морили голодом, а потом поднесли к губам горячий пончик. Гастрономический экстаз, который Оксана знала и ценила, был плох тем, что действовал как кратковременный ток. В аквариуме она ощущала ток постоянный, проходящий через ее головной и спинной мозг волнами и приносящий ощущение безграничной свободы. «Значит счастье это свобода?» — поразилась открытию Оксана.

Пока она бултыхалась, медики изучали диаграммы на мобильных мониторах. «Есть, — закончил подсчет молодой сотрудник. — Восстановленная картина происхождения данного организма показывает, что искажения в отрегулированной системе возникнут через несколько дней после ее возвращения в исходные условия». «Мы можем менять условия обитания?» — спросил старший сотрудник ангела. «Нет, — сказал ангел. — Только сам организм. Можно его перепрограммировать. И даже ломать ДНК». «Ломать ДНК? — сказал сотрудник. — Это запрещено. Переделанная ДНК стремится вернуться в исходное состояние. Откуда вы свалились, молодой человек?» «Оттуда, где можно все, — сказал ангел. — Что разрешено у вас? У меня санкция на вашу клинику». «У нас считается, что влиять на условия жизни эффективнее, чем вмешиваться в систему, — сказал сотрудник. — Единственное, что допускается в особых случаях, это фиксировать в памяти участок для воспоминания о движении биоплазмы, в которой сейчас находится пациентка. Это насильственный метод, но…» «Пока она будет помнить биоплазму, она не будет толстеть?» — спросил ангел. «У нее сохранится память о собственной гармонии, — сказал врач. — Граница удовольствия будет уровнем выше, чем плотские раздражения. Опасность такова, что возможности организма не выдержат навязанных идеалов. Насильственные воспоминания райского блаженства могут привести слабую систему в состояние постоянного возбуждения. Если у нее не сложится с творческим экстазом, итогом будет мистический бред. Вы берете на себя ответственность за превращение человека в биоробота?» «Беру», — сказал ангел, вспомнив о том, что ангел он маленький, а перечеркнул Оксанин график чин, куда более высокий.

«Хорошо, — вздохнул врач. — И все же… Мое профессиональное чутье подсказывает, что вы находитесь с пациенткой в родственной связи. Если ее судьба вам небезразлична, позвольте дать вам рекомендации. Существует единственный способ для нормального течения биоплазмы и предотвращения узлов: лишнего веса, болезней, расстройств и неудач. Полноценное психосоматическое расслабление. Глубоко осознанное и правильно понятое смирение. Пациентку нужно научить расслаблять тело по секторам, с пальцев ног до макушки головы волевым усилием, пока это не станет привычкой. Психика расслабляется посредством прекращения контроля над ситуацией. Если она не научится расслабляться по полной программе, фиксированные воспоминания биоплазмы станут для нее страданиями. Большинство людей помнят движение биоплазмы смутно. Благодаря этому, они творчески пассивны, но психически устойчивы. Одаренные личности обладают яркой биоплазменной памятью, но они несут в себе и способность к творческому полету, который есть не что иное, как расслабление. Вспомните, описание мук творчества, когда вдохновение вдруг покидает гения. Ад и безумие!» «Зачем я подписался на это дело, — с тоской подумал ангел, косясь на блаженную Оксану в голубом киселе. — Рыба рыбой…А с другой стороны, может быть, насчет смирения я и смогу ей, в случае чего втолковать? Раз такое дело… Ангел я хранитель, в конце концов, или бедный родственник?»

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова