main contact

День закрытых дверей

Журнал Sex and the City, октябрь 2008

Секс с бывшим мужчиной — это терапия. Терапия душевных ран, заниженной самооценки, комплекса неполноценности и даже кризиса среднего возраста. А еще — гештальт-терапия. Потому что бывший мужчина — это почти всегда незавершенный гештальт. Даже если женщина бросила его сама. Она ведь бросила его не с бухты-барахты? Она была вынуждена сделать это, поскольку он недостаточно ее ценил. Мало ее хвалил, мало возбуждал и мало зарабатывал. Короче говоря, до того, как она его бросила, он успел нанести ей много душевных ран, опустить самооценку, внушить комплекс неполноценности и усугубить кризис среднего возраста. Таким образом, в нежной психике женщины возник незавершенный гештальт, проще говоря — обида.

Обижаются все женщины на одно и то же. На недостаток любви. Если бы женщины могли смириться с тем, что мужчина, которого они любили, их не любил, гештальт был бы завершен, и мимо бывшего можно было бы ходить совершенно равнодушно, словно он чужой. Ну или малоинтересный знакомый, имени которого сразу так и не вспомнишь, а нужно пристально вглядываться в лицо и перебирать в памяти портреты и подписи к ним. Что касается бывших, известно, что женщины узнают их в толпе мгновенно. И вздрагивают как от электрического тока. Вздрагивают тем сильнее, чем глубже нанесенная обида. Иногда даже спиной узнают, почувствовав зловещий холодок между лопаток. Еще не обернувшись, уже понимают «он», то есть «бывший», и начинаются симптомы панической атаки. Волна адреналина поднимается от надпочечников вверх, пульс учащается, дышать становится трудно, ладони потеют. Эти признаки свидетельствуют о том, что гештальт незавершен, и полученная когда-то травма не отреагирована, как говорят психотерапевты, не отыграна и не отработана. Женщине не безразлично отношение к ней бывшего. Даже брошенного ею, а уж тем более ее бросившего. Она смотрит на него в надежде, что он сделает что-нибудь и как-нибудь закроет этот злосчастный гештальт, избавив ее от невротических реакций. Реакции, кстати, возникают не только при встрече с бывшим, иначе было бы полбеды. Стоит кому-нибудь из знакомых упомянуть его имя и рассказать что-нибудь о его профессиональной или личной (особенно личной) жизни, как начинается адреналиновый криз: пульс, дыхание, пот. День испорчен, настроение загублено, мысли о завтрашнем дне пропитаны пессимизмом. Как бы закрыть проклятый гештальт?

Итак. Секс с бывшим — это гештальт-терапия. Вот почему такие фантазии часто посещают женщину, даже если она состоит в благополучных отношениях с другим. Разве помешает женщине, состоящей в благополучных отношениях, немножечко поднять самооценку, убрать кое-какие комплексы и смягчить кризис среднего возраста? Совершенно очевидно, что не только не помешает, но и поможет. И женщине и ее благополучным отношениям. Особенно если сценарий гештальт-терапии, то есть секса с бывшим будет вот таким. Они встречаются случайно. В самолете. Или на средиземноморском пляже. Или в ночном клубе. Не важно. Он проходит мимо, занятый своими мыслями, рассеянно глядя перед собой или по сторонам. Заметив ее, замирает, словно ослепленный внезапным светом, лицо его меняется, брови ползут вверх, челюсть вниз… (Ремарка: он хорош собой, чуть взъерошен, немного небрит, слегка загорел, не сказать, что цветущ, поскольку сексуальная жизнь очевидно не удовлетворяет его, но одухотворен, по всей видимости, ностальгией) Его челюсть, как мы уже заметили, ползет вниз, рот приоткрывается, и язык, от волнения прилипший к небу, выговаривает: «Ты…» Дескать, не ожидал. Точнее очень ждал и надеялся, но не верил. Точнее верил, но очень переживал. Повезет ли еще увидеть? Не превратилось ли прошлое в дым, как сладкий сон?

Она (героиня) чуть иронично улыбается ему, она совершенно спокойна и расслаблена. (Ремарка: выглядит она превосходно, как человек, у которого все чудесно, чуть утомленно, как выглядят женщины, окруженные слишком пылкими поклонниками) Она смотрит на него ласково и немного свысока, ведь ей совершенно очевидна его страсть и боль в глазах, и страх, что он ее навсегда потерял. Она ведь так холодна. Но ему хочется разбить эту кромку льда и схватить дрожащими руками остатки того, что когда-то между ними было, он кидается вперед, разрывая ремни безопасности… Точнее нет, он же проходил мимо. Кидается к ней, судорожно хватает ее за руку и начинает… умолять. Без слов, протяжным и глухим стоном раненого зверя. Она отворачивается и смотрит в окно. Она безучастна, но сосредоточенна, потому что вершит суд…

В ее прохладном, но сострадательном рассудке бесстрастно борются «да» или «нет», точнее «дать» или «не дать», приговор его «быть» или «не быть». Он плачет и просит о милости. Плачет беззвучно и почти бесслезно, но душа его обливается кровью. Она поворачивает голову, строго смотрит ему в лицо, спрашивая взглядом, понимает ли он, что решается вопрос его жизни и смерти. Его лицо искажает ужас от одной мысли, что ответом может быть «нет». «Да» — говорит она губами. Он закрывает глаза в блаженстве, о, помилованный смертник.

Монтаж. Они в спальне. Он набрасывается на нее еще и еще, словно животное, которое никак не может насытиться. Он терзает ее нежностью и страстью, но она, исполнив обещание несколько раз подряд, вырывается из его объятий и начинает одеваться. Ее ведь ждет другая жизнь и благополучные отношения. Он благодарен за счастье, но раздавлен тем, что лимит этого счастья исчерпан. Он боится умолять, чтобы не вызвать ее гнев, не смеет показаться требовательным. Она целует его в щеку как сестра и покидает своего вечного раба. Гешатальт закрыт. Финальные титры.

По закону подлости бегают за женщинами только те бывшие мужчины, которые женщинам совершенно неинтересны. То есть те, в отношении которых никакого гештальта нет. А есть скука и желание окончательно отделаться. Идея секса с такими мужчинами пугает женщин, как пугает ребенка тарелка с надоевшей овсянкой. Гештальт, в таких случаях, не закрыт у бедных мужчин, а у женщин закрыт, и поэтому нет никакого желания общаться. А те мужчины, в отношении которых у женщин гештальт открыт, не испытывают встречного интереса. Поэтому сценарий, подробно изложенный выше, не имеет на воплощение ни единого шанса. Разве что гештальт женщины будет закрыт сам собой, и мужчина, встретив ее, удивится ее равнодушию и почувствует, что с его собственным гештальтом не все так однозначно.

Поэтому свой гештальт надо обязательно постараться закрыть. И сделать это самой. Пока душевные раны болят, а самооценка опущена ниже плинтуса, рассчитывать на партию бывшего бесполезно. Можно подловить его у подъезда и потребовать любви, однако это чревато нанесением новых душевных ран, куда более глубоких, чем прежние. Лучше всего избавиться от обиды самостоятельно или с помощью психолога. Только избавившись от обиды, воспряв и ободрившись, можно рассчитывать на интерес бывшего. Мужчины тоже люди, и у них тоже не все в порядке с самооценкой. Если бывшие женщины, пусть даже брошенные ими, чувствуют себя прекрасно, их начинают одолевать сомнения, так ли они хороши? По логике ведь, человек, потерявший нечто хорошее, должен быть неутешен. Если же он счастлив, впору решить, что он либо это хорошее недооценил, либо притворяется счастливым. Найдется довольно мало мужчин, которые не захотят проверить, действительно ли брошенная женщина их так быстро забыла, или она просто хорошая актриса. Проверяют искренность женщин все мужчины одинаково. Они предлагают им секс. Возможно, это выглядит не так драматично как в нашем сценарии, но тоже способно развлечь женщину. Если у женщины хватит выдержки, она может поинтриговать мужчину колебаниями или даже отказом. Скорее всего, это его распалит. И как знать, может быть, его гештальт так распахнет свою крышку, что ему придется плакать и умолять о снисхождении, не хуже нашего романтичного героя.




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова