main contact

Божественное соединение

«Эгоист generation», май 2007, рубрика «Тайное и явное»

С точки зрения психофизиологии атеизм — вещь нездоровая. Не приспособлена человеческая психика под атеизм. Нервная система с атеизмом не справляется. И с какой стороны не рассмотри высшую психическую деятельность человека, со всех сторон атеизм для человека — состояние противоестественное.

Божественное соединение

Атеизм напрямую связан с гиперактивностью теменных долей. Именно эта область мозга отвечает за дифференциацию Я и Не Я. Средняя активность теменных долей вызывает в человеке состояние, когда его Я и Не Я смутным образом связаны, когда он своим Я ощущает присутствие рядом некой высшей силы, которая не его Я, а нечто большее и которую он может интерпретировать как божественное начало. Снижение активности теменных долей, которое происходит при глубоких медитациях и других трансцендентных состояниях, вызывает у человека ощущение слияния Я и Не Я. Именно этот нейрофизический статус мозга характерен для мистического опыта, когда человек эмпирически, то есть на собственной шкуре чувствует объективное существование Бога и свою неотделимость от него. Атеизм, то есть полноценная чувственная убежденность в отсутствия какого бы то ни было Бога и какой бы то ни было связи с ним, ощущение своей самостоятельности, единичности своей личности в собственном мироощущении — это ни что иное как гиперактивность теменных долей. Именно при гиперактивности теменных долей Я отделено от Не Я настолько, что никакое Не Я это Я не улавливает.

Гиперактивность теменных долей свойственна современным людям, зараженным вирусом атеизма, и это очень нездоровое состояние психики. Гиперактивность теменных долей вызывает гипоактивность долей лобных, то есть снижение их тонуса и выработки необходимых пептидов. Это ведет к невротическому дискомфорту, апатии, скуке и депрессивным ощущениям. То есть ко всему тому, что человек называет «страданиями». Чтобы не страдать человеку требуются пептидные стимуляторы. Все виды кайфа, известного человеку, — химические и психологические, направлены на компенсацию гипоактивности лобных долей. Химический кайф действует непосредственно на выработку пептидов. Человек получает недостающие ему химические вещества и таким образом на время избавляется от страданий. Дальше приходит абстиненция или ломка, мозг нуждается в новой химической дозе и так далее, все то, что происходит с алкоголиками и наркоманами.

Психологические виды кайфа — влюбленность, азартная игра, захватывающая работа и т. д. действуют не на выработку пептидов, а на угнетение гиперактивности теменных долей. Человек в прямом смысле «уходит с головой» в то, что его увлекает и поглощает, отрываясь таким образом от своего дифференициированного эгоистического Я. Влюбляясь (в человека, в игру, в работу, не важно) человек в прямом смысле «забывает себя», и таким образом его Я смешивается с Не Я, растворяется в нем (в возлюбленном, в игре, в работе). Именно это растворение (снижение гиперактивности) и ничто иное приносит человеку такую бурю приятных эмоций. И именно путем снижения активности теменных долей возникает прилив интереса, радости и вдохновения. Психологический кайф не такой разрушительный как химический, однако весьма коварный. Как и любые виды кайфа он вызывает зависимость и привыкание. Человек чувствует себя привязанным к источнику кайфа и чем больше наслаждения тот ему подарил, тем сильнее привязанность. Возвращение в болезненно дифференцированное эгоцентрическое состояние из искусственного рая (растворения в Не Я) переживается человеком так остро, что он стремится вернуться обратно, то есть в свой кайф. Так человек бежит из холодного, сырого, неуютного дома в гости вместо того, чтобы привести в порядок свой собственный дом. Ни один источник не способен обеспечить человеку постоянный доступ пептидов, кроме веры в Бога. Возлюбленный может оттолкнуть его, и как правило, обязательно отталкивает, утомившись от его навязчивой зависимости, азартная игра требует постоянного вложения средств, которых у человека в какой-то момент не остается, и тогда начинается ломка. Чуть лучше справляется с пептидами интересная работа, именно любимым делом и великой идеей и утешались все гениальные атеисты, но очень немногие люди способны уходить в работу по уши и с головой, погружаться в творчество настолько, чтобы стабильно снизить дифференциацию своего Я, и получить глубокое наслаждение от растворения в процессе. Как правило, люди творят с переменным успехом, то увлекаясь делом, то не находя на труд никаких эмоциональных сил.

Таким образом современная нейрофизиология наглядно демонстрирует, сколько мучительных усилий предпринимает человек, пытаясь избежать страданий вследствие собственного атеистического эгоцентризма и хоть как-то компенсировать болезненное состояние мозга, характерное для атеистов.

Атеизм атеизму рознь, а религиозность не всегда означает веру. Мистический опыт расширения сознания, то есть слияния Я с Не Я — не только источник бесконечного наслаждения для человека, но и важнейшее состояние для эволюции мозга: и мозга отдельного индивидуума и развития человечества в целом. Без этого состояния мозг не развивается, потому что эгоцентризм (дифференциация Я) — это болезнь сознания, а больной орган деградирует, если не находит пути к выздоровлению. Однако оздоровительный мистический опыт приносит не все то, что сами люди называют своей верой. Речь идет лишь о действительной вере.

Прекрасный французский философ Симона Вейль так писала об этом. «Ложный бог, во всем походящий на истинного, за исключением того, что к нему не прикоснешься, навсегда закрывает путь к истинному Богу». Это значит, что человек, считающий себя религиозным, но не отрывающийся от своего эгоистического дифференцированного Я, остается, по сути, атеистом, но в силу своей мнимой религиозности, может пребывать в уверенности, что он стоит на правильном пути, и ему не надо ничего искать. Это вредно, поскольку не избавляет его психику от болезненного состояния, а лишь закрывает глаза уверенностью, что он живет духовной жизнью, тогда, как его дух беспробудно спит. Только святые праведники в момент мистического откровения произносили со слезами: «Господи, как же я далек от тебя и от веры». Гордый и эгоистичный человек, считающий себя религиозным, может полагать, что живет в Боге, называя Богом неизвестно что.

Вот что Симона Вейль писала про атеизм. «Религия как источник утешения является препятствием на пути к истинной вере, в этом смысле атеизм очистителен». Эту мысль в той или иной форме высказывали многие реформаторы и такие великие атеисты как Ницше, но простым атеистам не стоит заблуждаться на свой счет. Некоторые мысли великих атеистов, возможно, и очистительны для того религиозного сознания, в котором нет веры, однако они как клизма для организма, не питают это сознание, а лишь очищают его от шлаков. Для питания сознания необходима вера. Истинная вера не может существовать без религии, поскольку религия суть форма, а вера лишь содержание. Человеческий разум не способен воспринять содержание без формы, смысл слов не уловить без самих слов, а мысль не усвоить вообще без символов.

Религия как концепция веры и религия как ритуал служения — это способ организовать свое сознание таким образом, чтобы мистический опыт стал возможен. Этот самый опыт настолько труднодостижим, что надеяться на него без помощи религиозной концепции и ритуала бессмысленно. Религия без истинной веры — пустая форма, но вера без религии — ничто или даже Ничто (божественное, но совсем никак не познаваемое). А атеизм — это форма, которая не имеет шанса наполниться необходимым содержанием. По сути атеизм — это ни что иное как ментальный вирус. Заражая разум и закрывая путь к вере в Бога, он действует как агрессор и паразит, снижающий иммунитет сознания. Иммунитет сознания — это потенциальная возможность любого человека расширить это самое сознание и обрести опыт соединения с божественным началом, то есть просветление. Атеистическая концепция закрывает этот путь. Если очень слабо верующему, но религиозному человеку религия дает шанс почувствовать в себе возможность к мистическим переживаниям, ухватиться за эту возможность и развить ее в себе, атеист не верит, не ищет, а значит и не найдет. Для духовного опыта необходимы внутренние усилия, это совсем не тот опыт, который можно обрести случайно. Случайно можно обрести лишь опыт химического или психологического кайфа и подсесть на эту иглу, выбрав судьбу несчастного изгоя, добровольно променявшего рай на дешевый бордель в аду.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова