main contact

Бэтвумен или Барби

Журнал Sex and the City, июнь 2009

Феминистки твердят, что за ухаживанием мужчин скрывается обычный сексизм, дискриминация по половому признаку в самой коварной форме. Женщина возмутится, если ее откровенно назовут слабой и некомпетентной, возразит и заставит обидчика извиниться. Но та же женщина, скорее всего, обрадуется, если ее назовут хрупкой и предложат помощь. Тем не менее и то, и другое выражает снисходительное, то есть сексистcкое отношение мужчин к неполноценности женщин. Феминистки считают, что женщина не может рассчитывать на реальное уважение мужчин, если будет поощрять доброжелательный сексизм, сексизм в завуалированном виде, и позволять ухаживать за собой, как за инвалидом детства. И, хотя большинство женщин ругают феминисток за то, что те хотят отнять у них привилегию искать в мужчинах опору, эта привилегия все больше и больше уплывает из женских рук.

Несмотря на то, что модницы все еще цепляются за неумолимо стареющий образ гламурной Барби, на горизонте нового времени отчетливо вырисовывается фигура готичной Бэтвумен — новой героини легендарного комикса. Она такая же сильная и смелая, как ее предшественник, не уступает Бэтмену ни в боевых искусствах, ни во владении оружием, ни в стратегии и, по мнению создателей, сможет воспитывать в наших мальчиках настоящее уважение к женщинам.

Барби более всего на свете любит себя, а кроме себя — лишь шопинг. Она королева гламура, и ее главная цель в жизни — красота. У нее множество разноцветных одежек, туфелек, париков, автомобилей, сумочек, флакончиков, особнячков и прочих дорогих вещиц, украшающих ее жизнь. Она нарциссична, то есть сексуально ориентирована на себя, поэтому Кен не прижился в ее коллекции любимых вещей. Она действует магнетически на тех, кто хочет обладать самым лучшим. Ради престижа красивую живую куклу старается приобрести любой состоятельный мужчина, как средневековый китайский аристократ обязательно старался завести себе жену-статуэтку на маленьких копытцах. Ножки знатных китаянок с детства туго бинтовали, чтобы получить в результате беспомощное существо с крошечными стопами.

Деформированная китайская ножка была возведена в культ красоты и поэтому вызывала у китайских мужчин страсть. Как и живые китайские статуэтки, Барби не приспособлена к нормальной жизни. Но эта пустышка и безделушка долгое время являлась фетишем, то есть предметом сексуального культа. Сексуальная эволюция, однако, от гламура движется к готике. Время приторной романтики и слащавой эротики проходит. Колагеново-силиконовые и шоколадно-глянцевые тела на белоснежных шелковых простынях пресытили капризный взор тех, кто не хочет хлеба, а хочет зрелищ, точно так же, как те же идеальные тела, усыпанные лепестками роз, залитые взбитыми сливками или припорошенные пеной для ванн. Это по-прежнему мило, это все еще условно красиво, это отчасти даже эротично, однако уже скучно и поэтому не возбуждает. Нет в этом драйва и эффекта неожиданности. То ли дело мрачная готика! Грязный секс, вампиризм, девиации и перверсии, по-нашему говоря, извращения: сексуальный мезальянс, секс в наручниках, игровое насилие, сексуальное рабство, обмен партнерами, анальный секс, бисексуальность и другие запретные темы. В моде нестандартный секс под общим названием «секс тематический», и, хотя темы у всех разные, какую-никакую тематичность приобрести стараются все, и желательно понестандартней, чтобы окружающие могли вздрогнуть и оценить размах, а также степень сексуальной продвинутости.

Западные социологи, кинувшиеся обсуждать Бэтвумен, считают ее символом женского доминирования. Некоторые называют ее прообразом певицу Мадонну, любившую предстать в своих шоу в образе жесткой и доминантной самки, способной не только выбрать самца, но и получить от него все, что ей нужно. Образ слабохарактерного подкаблучника, оскорбительный для мужчин, остался в прошлом. Женщина нового типа не попирает права мужчины, не посягает на его имущество, не стремится управлять им и поэтому не унижает его достоинство, а ее доминирование касается лишь спальни. По статистике большинство мужчин находят доминирующую роль женщины в постели весьма возбуждающей, хотя в отношениях предпочитают равенство. Около тридцати процентов опрошенных признались, что мастурбируют на картины изнасилования их красивыми и сексуальными дамами. Психологи объясняют этот феномен тем, что в условиях стирающихся гендерных различий мужчинам очень трудно соответствовать традиционной сексуальной роли самца-захватчика. Женщины стали независимее и требовательнее, поэтому мужчина, претендующий на доминантную роль в сексе, чувствует себя слишком тревожно, словно школьник на экзамене перед скептически настроенной комиссией. Такое напряжение плохо сказывается на мужской потенции, вот почему возникает идея о переходе в подчиненную позицию. Активная женщина берет на себя всю ответственность за происходящее, а мужчина лишь предоставляет ей себя. Такая позиция льстит самолюбию мужчин, поскольку дает им почувствовать себя очень привлекательными сексуальными объектами. Большинство мужчин, как свидетельствуют западные социологи, считают женскую пассивность в постели признаком незаинтересованности в них, что охлаждает их собственное влечение.

Кроме того, современные мужчины признаются, что образ умной и сильной женщины импонирует им куда больше, чем образ беспомощной куклы. Как выяснилось, мужчины давно не верят в слабость и покорность женщин, считая это лишь способом скрытой манипуляции, и предпочитают иметь дело с откровенно равноправными партнершами.

Хотя Бэтвумен и олицетворяет тип женщины новой формации, образ которой мужчины находят весьма привлекательным, сама она — лесбиянка. Возможно, это дань политкорректности, однако факт остается фактом. В отличие от бисексуальной Мадонны Бэтвумен не признает в мужчинах сексуальных партнеров. К бисексуальным вкусам альфа-женщин все, кажется, уже привыкли. Кортни Лав чередует любовников и любовниц, Рейчел Уильямс живет с Элис Тэмпл, но не забывает и бойфрендов, Анджелина Джоли, никогда не скрывавшая своей тяги к женщинам, нашла счастье в браке с Брэдом Питтом, Бритни Спирс охотно целуется с девушками, но любит своего мужа… Что касается Бэтвумен, она не любит мужчин, а любит свою подружку, офицера полиции, такую же жесткую даму, как она сама, не лишенную, однако, как и она, выдающихся женских форм.

Видимо, создатели комикса считают, что Бэтвумен среди прочих равных прав имеет право и на мужские сексуальные вкусы. Или они выступают за то, чтобы сексуальная жизнь считалась неприкосновенной сферой человека, вынесенной за рамки осуждения. В любом случае, если сравнить Бэтвумен с Барби, оказывается, что ни ту, ни другую не интересуют мужчины. Нарциссичная Барби позволяет мужчинам себя любить и восхищаться собой, а лесбиянка Бэтвумен рассчитывает на сексуальный суверенитет. Нет ничего удивительного в том, что в эпоху кризиса семьи и трансформации гендеров создателям архетипов трудно нарисовать модель идеальных отношений между мужчиной и женщиной. Такая модель еще формируется в культурном пространстве. Будем ждать, когда на смену Бэтвумен придет новый женский образ — сильной и умной женщины, которая сумеет построить с любимым мужчиной равноправные, но близкие отношения.

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова