main contact

Альтернативная психология

«Эгоист generation», март 2005, рубрика «Другое я»

С первого взгляда брачное агентство «Инферна» произвело на Ивана удручающее впечатление. Шока не было, потому что он ожидал от своего приятеля самой безумной выходки.

marina komissarova-alternativnaya psichologia

«Это то, что тебе надо, — говорил приятель, таинственно мерцая глазами сквозь затемненные стекла очков. — Там работают настоящие гении. Гименеи, соединяющие брачными узами человеческие сердца». Когда приятель Ивана только закончил психфак, он был нормальным психологом, таким же идиотом как все. У него был готов ответ на любые вопросы мироздания. Спорить с ним было бесполезно, потому что он безапелляционно рвал своими доводами логические связи. Предмет логики заключается в том, что человек не держится за сложившуюся точку зрения мертвой хваткой, а следует за логической нитью дискуссии туда, куда она ведет, даже если это совершенно новое и неожиданное для него направление. Споры, в которых участвовал приятель, сводились к тому, что оппоненты мрачно его слушали, а он вещал. Точно так же проходили его консультации. Приятель придерживался типичного для психологов мнения: любые жалобы — неадекватны, их причина — искаженное восприятие, которое порождает травмированная самооценка. Следуя этому принципу, психолог не должен копошиться в чужом мусоре. Ему нужно преподавать правила гигиены по уходу за самооценкой. Лекции на эту тему приятель Ивана читал как пулемет первые несколько лет. Потом ему стало тоскливо. Романтическая влюбленность в психологию прошла, и на смену ей, как это бывает в ранних и глупых браках, пришла жажда разврата. Последние года приятель был занят поиском альтернативных путей психологии. Он испытывал на себе и своих знакомых самые дикие и экстремальные способы влияния. Часть из них относилась к черной магии, часть к психотронным технологиям. Вот почему Иван не ждал ничего хорошего от брачного агентства «Инферна», куда его при помощи угроз и уговоров вынудил обратиться приятель.
Иван, с точки зрения своего приятеля, был образцом нагромождения сложных комплексов, каждый из которых компенсировал другой. В результате получался экземпляр идеального мужчины, у которого не клеилось с женщинами. «Ты заставишь поверить в карму даже атеиста, — говорил приятель. — Как тебе удается нравиться всем женщинам сразу и ни одной по отдельности?» Иван был хорош собой, высок и спортивен, образован и воспитан, сексуален и порядочен. Он прекрасно зарабатывал, располагал свободным временем, имел квартиру в центре и не имел вредных привычек, отличался чувством юмора и обожал маленьких детей. Тем не менее, к тридцати годам у Ивана не появилось не только собственного маленького ребенка, но даже постоянной любовницы, которая задержалась бы в его спальне с большим альковом и небольшим бассейном дольше, чем на одну ночь.
Нельзя сказать, чтобы Иван экспериментировал с любовницами часто. Каждая неудача надолго отбивала у него охоту сближаться с женщинами. В такие периоды он погружался в работу, почти не выходил из дома, а если попадал в женское общество, держался холодно и отстраненно. Несколько раз в жизни Ивана случалось так, что его загадочное поведение вызывало в какой-нибудь красавице нешуточный интерес. Она начинала преследовать его, донимать звонками, письмами и мольбами о встрече. Бомбардировка Ивана продолжалась иногда не один месяц. Страсть женщины, в конце концов, разжигала в Иване ответное чувство, он соглашался общаться, и с каждой встречей начинал все больше привязываться. Женщина приходила к нему домой, но утром всегда уходила. Шли недели. Иван не находил себе места, когда ее не было рядом, он чувствовал, что влюблен, а она, как он видел, не стремилась замуж. Ивана унижала роль ревнивца, вечно ждущего звонка. Он пытался говорить начистоту, и разговор каждый раз заканчивался одним и тем же. Женщина сообщала ему, что для совместной жизни она еще не готова и предлагала встречаться в романтической обстановке. К этому моменту Иван на романтику был уже не способен. Холодность женщины оскорбляла его и убивала в нем всякое желание с ней общаться и вообще иметь дело с женщинами. Очередной роман терпел крах. Иван оставался один среди множества прекрасных дам, из которых все до одной симпатизировали ему и мечтали его соблазнить.
«Имидж женофоба — порочен, — говорил приятель Ивану. — Именно в нем кроется причина твоих неудач. Женщина, которая хочет тепла, уязвима и беззащитна. Ей не придет в голову преследовать женофоба. Ей кажется, что мужчина, который настроен серьезно, сам будет ее добиваться. Но добиваться умеют только ловеласы. Ловкие и настойчивые, потому что опытные и холодные. Чем толще панцирь черепахи, тем деликатесней ее мясо, и тем более сильные хищники охотятся за ним. Неприступный женофоб — вызов для казанов женского пола. Главный приз на конкурсе женских чар. Как вытащить тебя из порочного круга? Чем сильнее ты был влюблен, тем больше твоя обида. Чем больше обида, тем отчаяннее сопротивление новой любви. Но чем отчаяннее сопротивление, тем активнее усилия очередной хищницы. И чем активнее эти усилия, тем безнадежнее твое сопротивление, потому что любой женофоб сдается, когда женщина берет его крепость приступом».
Диагноз приятеля казался Ивану, как всегда, грубым и примитивным, но даже если в его выводе присутствовало рациональное зерно, практического смысла в нем не было. Красивые и блестящие женщины действительно нравились Ивану больше, чем серые мышки. Кроме того, незаметных женщин он сам не особенно привлекал. Ни одна серая мышка до сих пор не осмелилась заинтересоваться шикарным Иваном, и он не мог понять ход мыслей своего приятеля. Если женщина не интересна и не заинтересована, на каком основании он должен за ней ухаживать?
Брачное агентство «Инферна», куда пришел Иван, едва не свернув себе шею на сломанной ступеньке, было похоже на утробу инфернального чудовища. В затхлом подвальном помещении стоял пар, было скользко и душно из-за капающей с мохнатых труб горячей воды. Иван почувствовал себя так, как будто его проглотил Левиафан, слишком разительно было сходство набухших от сырости стен и потолка с гигантскими внутренностями, из которых сочится то ли кровь, то ли желчь, то ли еще более отвратительная жидкость организма. «Привет», — услышал Иван голос сверху. Говорящий, по всей видимости, защемил нос прищепкой, как это делали в целях конспирации первые переводчики видеофильмов. Кроме того голос был пропущен через дребезжащие колонки, то ли в дополнение, то ли по технической причине. «Если хочешь, возьми стул, — продолжал голос. — И рассказывай о своей проблеме».
«Моя проблема, — сказал Иван, ища взглядом спрятанную среди труб видеокамеру, — мой приятель. Он обещал мне, что у вас тут… лучшие красавицы Москвы». «Мира, — сказал голос. — Не только Москвы — все красавицы мира в нашем распоряжении». «Правда? Я хочу эту блондинку… Помните? Она играла в американском фильме…» «Мы не занимаемся „хочу“, мы занимаемся реальностью. Если бы твои „хочу“ совпадали с возможностями, ты бы не стоял сейчас в этом грязном подвале». «Этот грязный подвал говорит не о моих, а о ваших возможностях, — сказал Иван. — Точнее об их полном отсутствии». «О полном отсутствии комплексов, — сказал голос. — Обрати внимание, мы не пытаемся тебе понравиться, не заигрываем с тобой. Знаешь почему? Потому что мы работаем по предоплате. За тебя уже внесли стопроцентную предоплату, и теперь не мы заинтересованы в тебе, а ты заинтересован в том, чтобы найти с нашей помощью невесту». «Моя невеста, даже если бы она случайно здесь оказалась, ни за что не оставила свои координаты». «Какие координаты? — спросил голос. — Мы не торгуем координатами невест. Свою невесту каждый находит сам, безо всяких координат, по внутреннему компасу. Мы лишь помогаем отрегулировать внутренний компас».
Ивана охватило бешенство. Месяц назад, когда приятель завел свою шарманку по поводу брачного агентства «Инферна», Иван сообразил, что агентства с таким глупым названием не существует, а существует глупый приятель с маниакальным намерением его женить. Согласившись пойти в агентство, Иван, по существу, давал согласие на знакомство с кандидатурой, которую приятель, маскируясь под агентство, ему подобрал. Так думал Иван до того момента, пока гнусавый голос не объяснил, что он пойман в этом подвале не для знакомства с девушкой, а для очередной процедуры промывания мозгов. Иван пришел в ярость от наглости приятеля, которому мало регулярных приходов к Ивану в гости и распития виски под видом душеспасительных бесед. Хорошенько набравшись, приятель нырял к Ивану в бассейн и бултыхался до утра, горланя песни и мешая соседям спать. Иван мужественно терпел это безобразие из-за смутного чувства вины, что он — состоятельный человек, а его приятель — мятежный странник. Теперь мятежный странник вел себя как настоящая свинья.
«Слушай! — сказал Иван голосу. — Неужели ты не понимаешь, что я занятой человек? У меня нет времени на твои розыгрыши!» «Никаких розыгрышей, — сказал голос. — Ты получишь персональный прибор для регуляции внутреннего компаса. Если ты торопишься, послушай в двух словах, как им пользоваться. С виду этот прибор похож на обычный компас. Для камуфляжа на нем нарисована стрелка. Под стеклом компаса установлен цветовой индикатор. Прибор, чувствителен к работе желез внутренней секреции, особенно половых желез и надпочечников. Красный цвет индикатора означает, что твой организм готов к активному наступлению. Белый цвет требует занять позицию ожидания. Зеленый цвет дает команду к немедленному отступлению. Данная модель прибора реагирует, когда мужчина приближается к женщине, слышит ее голос по телефону или просто думает о ней. Красный цвет показывает, что женщина любит мужчину. Белый — она не определилась. Зеленый — испытывает антипатию. Действие прибора основано на том, что половые железы мужчины и его надпочечники всегда работают в унисон с железами женщины, на которую этот мужчина настроен. Это тончайшие химические процессы, которые нетренированный разум не фиксирует. Из-за того, что мужчины не чувствуют женщин, они их боятся и совершают нелепые ошибки. Прибор помогает наладить личную жизнь и развить звериную интуицию».
Едва голос замолчал, в углу подвала загорелся свет. Покосившийся торшер без абажура освещал сломанный кухонный стол. Иван подошел и увидел на столе деревянный ящик из-под французского коньяка, наполненный стружкой. В стружке как елочная игрушка в мишуре лежал прибор, похожий на компас кустарного производства…
«Вот придурок, — с нежностью думал о приятеле Иван, пока ехал домой. — Он действительно верит во всю эту алхимию. Сколько еще игрушек из Детского мира впарят ему под видом лазерного оружия и генераторов торсионных полей?» Рука Ивана с компасом лежала на руле, и он время от времени косился на индикатор. Индикатор был буро-малиновый в зеленую крапинку, что вызывало в Иване еще большую нежность к глупому приятелю.
Уже дома, прослушав автоответчик, Иван опять подумал про прибор. В памяти автоответчика хранилась запись полугодовой давности, которую Иван не стер, потому что… Он и сам не знал, почему он не стер последние слова своей последней возлюбленной. Вероятно, он оставил эту запись самому себе в назидание, чтобы никогда больше так сильно не влюбляться. «Интересно, что скажут об этом мои железы внутренней секреции», — с неожиданной злостью подумал Иван и нажал кнопку памяти. «Ванечка, — заворковала женщина — самая фальшивая и безнравственная на свете. — Почему ты не берешь трубку? Обиделся? Если бы ты меня любил, ты бы шел мне на встречу, а ты любишь только себя и свой комфорт. Прощай, Ванечка. Если соскучишься, звони». Иван поднес руку с компасом к свету. Индикатор был ярко-красного цвета.
Подчиняясь нарастающему волнению, Иван взял телефонную трубку и набрал номер. «Але, — сказал женский голос на том конце провода. — Говорите…Але». Иван молчал и как зверь из сказки не мог налюбоваться на свой волшебный аленький цветок.
Когда через неделю он пригласил приятеля на свадьбу, тот с наигранным ужасом спросил: «Неужели это то самое исчадие ада?» «Оказывается, исчадием ада был я, — засмеялся Иван. — По крайней мере с ее точки зрения. Сначала я унижал ее и заставлял за мной бегать, а когда выяснилось, что она готова на все, снизошел и предложил место служанки у себя в доме. Если честно, на этот раз я не стал обсуждать с ней вопрос брака. Когда она оказалась у меня в постели, я никуда ее больше не отпустил. А через три дня взял за руку и отвел в загс. По-моему она была счастлива! Только специальный индикатор может научить мужчину правильно обращаться с женщиной. Главное, чтобы он сразу сломался и показывал все время красный цвет».

© Марина Комиссарова




Главная | Психоалхимия | Публикации | Контакт

© 2009—2017 Марина Комиссарова